Жизнь с мамой в коммуналке — это ад!

Пора уже вставать на работу. Лене очень хотелось еще немного поспать, но будильник не смолкал. Еще и мама так рано делает что-то на кухне.

— Мам, ну тебе нужны эти отбивные в 7 утра? Ты это специально делаешь, чтобы меня разбудить? — возмутилась Лена. 

— Захотела. Это мое дело!

— Значит, на зло. Освободи плиту, пожалуйста. Я завтрак хочу приготовить. 

Мама спокойно отошла в сторону, хотя мог бы быть скандал. Это все равно не успокоило Елену. Она уже завелась, поэтому настроение было испорчено. 

Эта холодная война между мамой и дочкой длится уже 6 лет. Раньше все было нормально. Лена осталась одна дома, а мама с отцом уехали на юг к родственникам. Только спустя несколько месяцев Тамара Ивановна вернулась одна — ее муж утонул. Она никак не могла поверить, что такие трагические обстоятельства забрали у нее самого близкого человека. 

После похорон отца Тамара Ивановна никак не могла найти общий язык с дочкой. Обычно горе сближает, но не в их случае. Еще и свекровь, мать покойного отца, подливала масло в огонь. 

— Тамара что-то недоговаривает! Мой Эдик отлично плавал, поэтому он не мог просто так утонуть. Почему она не спасла его? Где она вообще была? Это она убила моего сына! — настраивала внучку против родной матери бабушка.

Тогда Лена и ополчилась против матери. Она и сама начала подозревать мать в том, что она причастна к гибели отца. Бабушка хорошенько промывала ей мозг, поэтому ситуация накалялась с каждым днем. 

— Проблема в том, что бабушка и отец тебя избаловали! Говорила им, что так нельзя. Но нет же! Вот и выросла кобылка, которая мать ненавидит. Да я бы все отдала, чтобы вернуть отца! Я не причастна к его гибели, — отвечала ей мать. 

Четыре года они еще как-то уживались, хоть и часто ссорились. Однако когда Тамара Ивановна нашла себе кавалера, Елена на нее еще больше обозлилась.

— Я запрещаю тебе приводить его к нам домой. Ты не уважаешь нашего отца! Если бы не он, ты, рваная-драная сиротка, жила бы в бараке. Ты можешь, где угодно шляться с мужиками, но водить их сюда я не позволю! — кричала дочь.

— Лена, это моя квартира. Я не должна ставить на себе крест из-за смерти мужа. Раз ты такая умная, то пора взрослеть и отправляться на вольные хлеба. Или вообще — уходи к бабушке. Вы же с ней за одно!

— Я имею право здесь жить и никуда не уйду!

Разменивать двушку не было смысла, ведь они бы не купили две отдельные однушки. Однако и дочка, и мама понимали, что жить дальше так просто невозможно. Елена полностью игнорировала мать и могла с ней даже не разговаривать. Они пакостили друг другу и всячески выживали. 

Однажды Лена даже закатила ночную вечеринку, чтобы насолить матери. Тамара Ивановна ей в отместку тоже устраивала поздние застолья. Они вырубали друг другу свет, портили имущество и скандалили. 

Но в то утро спровоцировать конфликт не удалось. Однако Лена не теряла надежду.

— А помыть плиту после себя не хватило ума? — сказала дочь вслед матери.

— Ты уйдешь, я пожарю, а потом помою все. Полотенце из ванной забери, оно сыростью воняет. И туалетную бумагу себе купи. Хватит мою брать! — возмутилась Тамара Ивановна. 

— Какие мы правильные! — фыркнула Елена.

Весь день пошел наперекосяк. Как только она добралась на работу, ей позвонили из больницы и сказали, что умерла бабушка. Сердце старушки не выдержало, хотя еще вчера все было нормально. 

Поминали родственницу мать и дочь вдвоем. Поутихла их неприязнь, ведь обе осознали, насколько быстротечна жизнь. Они поняли, как важно слышать друг друга и понимать. 

Один вечер их, конечно, не полностью примирил, но отношения заметно наладились. Первый шаг всегда самый важный и сложный. На всякий случай Елена переехала в бабушкину квартиру. Может, расстояние тоже поспособствует окончательному примирению.

Жизнь с мамой в коммуналке — это ад!
Превратила квартиру в коммуналку, а теперь не знает, что ей делать