— Я собственник квартиры, поэтому вещи в руки и на выход!

Мои родители развелись, прожив вместе 20 лет. Мама просто выгнала отца, поэтому он переехал ко мне.

Спустя несколько месяцев папа нашел себе новую любовницу, которая была моей одногодкой, еще и учились на одном курсе. Моя вина в том, что я их познакомила, хотя даже подумать не могла, что их не смутит огромная разница в возрасте. 

Когда Лариса пришла ко мне ночевать в первый раз, сразу же начала расспрашивать, чья это квартира. Я ей соврала, что отца, ведь не хотела рассказывать, что я в свои 18 лет уже владелица трешки в центре.

Как-то Лариса у меня ночевала, и приехал отец. Они познакомились, и с тех пор подруга начала оставаться у нас чаще. Спустя какое-то время она и вовсе к нам переехала. Еще и с мамой отношения усугубились, ведь она обижалась на меня. Она считала, что я должна прогнать отца, ведь он предатель, хотя у меня на этот счет было свое мне.

Однажды я вернулась домой раньше обычного и застала отца с Ларисой в постели. По всей квартире валялись вещи, лепестки роз, а на кухне красовалась бутылка шампанского. Я начала орать и прогонять Ларису, а она твердила, что мой отец взрослый мужчина, поэтому сам вправе решать, с кем ему спать. 

— Дочка, я имею право на личную жизнь, — сказал отец.

— В моей кровати? — орала я.

— Котик, не нервничай. Скажи ей пусть съезжает, ведь скоро родится ребеночек, места будет мало.

Как выяснилось, они уже давно крутили шуры-муры. Лариса клюнула на квартиру и решила любой ценой добиться моего папу.

— Лариса, боюсь тебя расстроить, но это моя квартиру, — заявила я ей.

Я выставила подругу на улицу и выдохнула. Мне было не по себе, однако я не подавала вида. В институте мы с ней больше не пересекались, ведь она перевелась в другое учебное заведение. Объявилась она только весной, еще и с ребенком на руках.

Папа был у меня прописан уже давно. А он, оказывается, воспользовался положением и втихаря пропасал Ларису и новорожденного сына.

— Собирай вещи и освобождай комнату. Мы с ребенком не будем жить в проходной комнате. А если что-то не устраивает, проваливай к своей маменьке, — орала Лариса.

Я молча выбросила ее чемоданы в подъезд и захлопнула дверь. 

— Здесь мой сын прописан! Ты выставишь своего родного брата на улицу? — запричитала она.

— Мне плевать, кто здесь прописан, ведь я единственный собственник квартиры. Жить здесь буду только я! 

Папа, конечно, губу поджал, но мне было все равно на его обиды. Пусть буду я плохая для всех, но идти по головам не позволю. Мы до сих пор не общаемся. Живет ли отец с сыном и Ларисой — я не знаю.

— Я собственник квартиры, поэтому вещи в руки и на выход!
Муж пошел работать на тяжелую работу, чтобы прокормить семью, а жена бурчит: “Совсем другой стал!”