— Я бы ничего у нее не требовал, однако из-за ее вранья мои дети голодали. Никогда не прощу, хоть и она — родная мама!

— А ничего нам не надо! Зачем врать? Мы с Кириллом живем средне. У меня двое детей, у брата тоже. Живем в ипотечных квартирах, поэтому не шикуем, — рассказывает Инга.

Инга старше своего брата на 2 года. Сейчас ей 34, а Кириллу — 32. Их маме в этом году исполнилось 59 лет. Вера Анатольевна живет в двушке. Инга и Кирилл тоже взяли в ипотеку сразу двухкомнатные квартиры, чтобы потом уже не думать о расширении.

— Мама вышла на пенсию в прошлом году. Начала жаловаться, что ей тяжело одной за коммуналку платить. Мол, и лечиться надо, а денег нет. В общем, намекнула, чтобы мы с братом ей помогали, — вздыхает Инга.

Инга и Кирилл помогали маме платить коммуналку, так как у каждого была своя доля в квартире. Было тяжело им, ведь и так жили небогато. Вторые половины начали ворчать. Их родители без помощи справляются, а Вера Анатольевна концерты устраивает.

Даже когда Вера Анатольевна собралась в гости к двоюродной тетке, деньги на дорогу попросила у детей. 

— Чего она вдруг к тете Люде собралась, я не знаю. Она даже на похороны не ездила в Сочи, когда ее муж умер. Сказала, что деньги катать нет смысла, а тут прямо вся на чемоданах, — разводит руками Инга.

Семья Инги оплатила поездку матери, ведь у Кирилла были временные финансовые трудности. После возвращения Вера Анатольевна продолжала ныть и жаловаться то на больные колени, то на давление.

Инга и Кирилл навещали маму, помогали по дому, продукты и лекарства привозили. Однажды дочка приехала вместе с внучкой. Любопытная 4-летняя девочка проводила “ревизию” и заглянула в шкаф к Вере Анатольевне.

— А там куча новых платьев. Полушубок натуральный. Представляешь? Мама-то жалуется, что ей на старости лет уже наряжаться не хочется. Я в шоке. Я была поражена, а потом мне на глаза попались документы на недвижимость… — ухмыляется Инга.

Как выяснилось, мама Инги купила две квартиры в Сочи и сдает их в аренду. Одна двухкомнатная, вторая — однушка. Летала она в Сочи не просто так, наследство надо было оформить. Какая-то дальняя бездетная тетка переписала все имущество на нее, так как они были в хороших отношениях. Две квартиры в Сочи — это ого-то. За сезон можно хорошенько заработать, что Вера Анатольевна и делала. 

— Почему не рассказала про эти квартиры? Вы бы заставили их продать! А как я жить буду? Пенсионерка все-таки, вы не очень-то мне и помогаете. Умру, все равно вам нажитое достанется. Да и вообще, разве я не заслужила пожить для себя? — оправдывается Вера Анатольевна.

Жена Кирилла уже чуть ли не выгнала из дома, ведь постоянные подачки ей надоели. Инга себе лишний раз носки не могла купить, каждую свободную копейку матери отдавала и с мужем ругалась. А мама, оказывается, живет на широкую ногу. 

— Давай заставим маму продать квартиру. Пусть отдает нашу часть деньгами, если по-доброму все решить не получается. А она будет в Сочи жить припеваючи. Я бы ничего у нее не требовал, однако из-за ее вранья мои дети голодали. Никогда не прощу, хоть и она — родная мама! — злится брат Инги.

— Я бы ничего у нее не требовал, однако из-за ее вранья мои дети голодали. Никогда не прощу, хоть и она — родная мама!
Хочу вам рассказать, почему я перестала давать нищенке милостыню