Взрослая дочь моего мужа хотела прийти в траурном наряде на нашу свадьбу

Отношения с падчерицами и пасынками не всегда складываются благоприятным образом. Детям кажется, что новые тети/дяди отбирают у них родителей. Именно об этом сегодняшняя история.

Когда мы с мужем начали встречаться, я знала, что он воспитывает сам дочку. Меня это не пугало, ведь девочкой в основном занималась моя потенциальная свекровь. Уже в статусе невесты я переехала к ним в квартиру и начала налаживать контакт с падчерицей и мамой Артура.

Перед свадьбой 12-летняя Кристина должна была уехать к своей матери, которая за границей обустраивала свою личную жизнь. Артур был против этого, но не мог перечить общению родной матери с дочерью. 

Свекровь же была женщиной немолодой, она нуждалась в помощнице, поэтому обрадовалась моему переезду. Она подготовила для меня отдельную комнату, хотя я планировала обитать в спальне с Артуром.

— Верочка, в доме девочка-подросток, не надо показывать ей дурной пример. После свадьбы будете спать в одной кровати, — твердила Елизавета Афанасьевна.

— Уже нравы не те. Мы с Артуром уже взрослые люди, да и Кристина немаленькая девочка. Давайте не будем создавать проблемы, — ответила я.

Свекровь успокоилась. Но дальше — больше.

Срам продолжался!

Артур настоял на том, чтобы мы перенесли дату свадьбы. Он хотел, чтобы дочка присутствовала на торжестве. Я согласилась, ведь для меня не было никакой разницы. Хотя свекровь перестанет коситься на меня. 

День свадьбы был все ближе…

Выходной. Артур поехал по делам, а я нежилась в кровати. Краем уха я услышала разговор Кристины с ее мамой по Скайпу:

— Мама, я приготовила на папину свадьбу черное траурное платье. Еще и шляпку найду такую. Буду показательно рыдать весь день. Пусть люди смотрят!

Я взялась за голову.

Что делать? 

Мне можно было все проигнорировать или закатить скандал, но я решила выбрать совершенно другую тактику. Мои мозги кипели, ведь я хотела поступить мудро и правильно.

— Кристя, ты уже платье себе купила? — спросила я ее.

— Нет, — тихо ответила падчерица.

— У меня есть к тебе предложение. Мои свидетельницы будут в красивых лиловых платьях, может, и тебе такое сошьем или купим? Все парни не будут с тебя глаз сводить, — подмигнула я Кристине.

— Я даже не знаю… — она не знала, что ей выбрать: быть положительным или отрицательным персонажем.

— Собирайся! У нас мало времени.

И мы поехали на шопинг!

Мы прошлись по магазинам, купили ей красивое платье и кучу модных аксессуаров.

— Кстати, утром будет визажист, ты хочешь макияж? Папа легкий разрешит, — спросила  я Кристю, когда мы возвратились домой.

Конечно, падчерица такому предложению обрадовалась. Дома она примеряла обновки, а потом подошла ко мне и заплакала:

— Вера, мама не хочет, чтобы я приезжала. Ее муж против… Еще вы женитесь… Я никому не нужна.

— Ты чего? Ты нам нужна! А мама обязательно приедет попозже. Вот, увидишь.

Я гладила девочку по голове и понимала, что вся эта идея с траурным платьем возникла из-за того, что малышке было одиноко. Взрослые часто рушат детские судьбы, сами того не замечая.

Взрослая дочь моего мужа хотела прийти в траурном наряде на нашу свадьбу
Муж планирует жить пару недель с бывшей женой и считает что тут ничего плохого нет