Вспоминаю такой случай. Лежу я в роддоме. В палату заходит новенькая беременная

Старший сын появился у меня, когда мне уже исполнился 31 год. До этого трижды я беременела, но неудачно. Пришлось полежать достаточно времени в гинекологических больницах и роддоме. Много там встретила разных людей, среди них и весьма удивительные персонажи.

Вспоминаю такой случай. Лежу я в роддоме. В палату заходит новенькая беременная. Сразу стала знакомиться, спрашивать причину, почему нахожусь тут. Ну и про себя тоже рассказывает. Зовут ее Настя, ей 23. А другу ее, отцу будущего ребенка, всего 17. Однако он самостоятельный, и скоро они сыграют свадьбу. А рожать ей уже на днях.

Тут у Насти зазвонил телефон, и она стала объяснять, как найти окно нашей палаты. После чего обратилась ко мне:

— Иди, глянь на моего парня. Вон он, с отцом моим идет.

И, счастливая, даже в ладоши захлопала.

Я подошла к окну и увидела мальчишку, который по виду не тянет даже на семнадцатилетнего, а рядом дядька сердитый идет и парнишку подталкивает.

Настя открыла окно и стала посылать любимому воздушные поцелуи. Чтобы не мешать их общению, я вышла.

Когда я вернулась, она меня ждала для продолжения общения.

— Ну как, классный у меня мужчина? И взрослый уже, совершенно не скажешь, что 17.

Я подтвердила, что да, не скажешь. Настя довольно ухмыльнулась и спросила, сколько мне лет.

— 27.

— Ой, так ты уже старая, а с виду и не скажешь.

Я почувствовала себя почти пенсионеркой, не зная, как воспринимать настины слова – как оскорбление или как комплимент.

— А я хочу троих детей, — продолжала Настя. – Но вот только в 23 рожу первого. Наверное, успею только двух. Иначе буду старой мамой, и меня в детском садике за бабушку будут принимать.

Вечером у Насти начались схватки, и ее перевели в родовую, а на место Насти пришла новенькая.

Ее тоже звали Настей, но ей было уже 39, а муж, как и у первой Насти младше на шесть лет. У пары уже был сын, 2 с половиной лет. И когда я поведала ей про то, что меня посчитали старой, она хохотала так, что и у нее начались роды.

Когда я попала в больницу в следующий раз, моя палата была рассчитана на троих. Поэтому у меня были две соседки. Одну звали Оксана, ей едва исполнилось 19. Вторая – Света, 23 лет. Обе они были не замужем, но называли своих мужчин не иначе как «мой муж».

У обеих была угроза выкидыша на раннем сроке. Может быть, по этой причине девчонки подружились. А возможно, потому, что были практически ровесницы. Мне было очень тяжело находиться с ними в палате. Они постоянно вставляли в разговор крепкие словечки, ругались по телефону с родителями и своими «мужьями», в общем доставляли массу неудобств.

«Муж» Оксаны оказался семнадцатилетним юнцом (опять!). хотя выглядел он старше своих лет. Срок свой Оксана напутала, у нее оказалось 19 недель, а не 6, как она утверждала.

— Да у, не может быть, — недоумевала она. – Может быть, просто ребенок крупный. Точно 6 недель, я уверена. Это что-то напутала узистка.

Парень Оксаны жил с сестренкой и отцом в двухкомнатной квартире. Оксана уже решила, что, когда родится малыш, девочка переедет к папе в комнату, а во второй будут жить они. Содержать их будет отец, потому что «муж» еще учится, а сама Оксана не обременена ни работой, ни учебой.

Но оксанин парень сообщил, что его папа решил сам жениться, и его жена будет жить в их квартире. Поэтому планы Оксаны под серьезной угрозой. Я в жизни не слышала столько криков и мата. Причина праведного гнева – козел под сорокет, которому на кладбище прогулы ставят, а он решил жениться. 11 лет как овдовел и жил один, а тут так не вовремя приперло.

Потом она пыталась найти съемную квартиру, а заодно и своего парня, обзванивая всех его друзей. Сам он на ее звонки почему-то отвечать перестал.

Теперь о Свете. Она в отличие от Оксаны работала и была действительно на 6 неделе беременности. Ждала она сына, ибо, по ее мнению, у нее может родиться только сын. Сначала она ничего о себе не рассказывала, но потом ее прорвало. Наверное, под влиянием Оксаны и ее переживаний.

Уже почти семь лет она живет с мужчиной. Вернее, не живет, а встречается два-три раза в неделю. Мужчина давно и глубоко женат. Но жену он ненавидит и не разводится только из-за детей, сына и дочки. Они еще маленькие, сыну 7.а дочке 5. И живут они много лет просто как соседи.

— Как же так? – удивилась я. – Как же они живут как соседи при таком возрасте детей?

— Нуууу…это все жена его построила.

— Как построила? Изнасиловала своего муженька что ли?

Света помолчала, пребывая в раздумьях, а после выдала:

— Ты просто боишься меня. И таких, как я. Потому что мужчины на вас женятся, но не любят. Любят они нас. И Женя любит не жену, а именно меня. И когда ЕЕ старший пойдет в первый класс, Женя все-таки разведется и придет к нам.

— К вам это куда?

— у Жени есть сестра. Но скоро ее не будет. Она больна раком, ей недолго осталось. И у нее есть квартира. Эту квартиру она оставит нам.

И тут (не поверите, но так и было) звонит этот самый Евгений и сообщает, что его сестра решила продать квартиру и приобрести возле моря небольшой домик, где хочет прожить свои последние дни.

Услышав это, Света обрушила тонну проклятий на несчастную женщину, которая понятия не имела, что какая-то незнакомая ей Света уже распланировала, где в ее квартире будет спальня, а где детская.

Вот сижу и размышляю – почему мне попадались такие барышни? Что тому виной? Инфантильность? Воспитание? Или причина в чем-то другом? А вы как думаете?

Вспоминаю такой случай. Лежу я в роддоме. В палату заходит новенькая беременная
— А невестка пригласить не может?