— Твои проблемы меня мало интересуют! — сказала мама

— Никаких звонков больше маме. Всё равно ей плевать на мои дела. Значит обойдётся без болтовни. Вчера слушать меня не захотела, назвала мои проблемы нытьём детским. Хочет только о хорошем знать. А что мне делать, если жизнь представляет собой сплошную чёрную полосу? Молчать? – жалуется Варвара.

У тридцатипятилетней женщины правда сейчас сложный период. Муж тяжело болен, на его лечение требуются большие вложения средств. Жене приходится заботиться обо всём самостоятельно.

Муж ушёл с работы из-за недуга. Вернуться обратно ему не получится даже после исцеления. Переквалифицироваться уже не выйдет в свои сорок лет. Физические нагрузки запрещены. Вряд ли получится найти достойную подработку.

Мужчине часто нужно бывать у врача, раз в две недели минимум, плюс анализы с самого утра. Ни один работодатель не согласится держать у себя такого сотрудника, ему невыгодно каждый раз отпускать больного с работы по первой просьбе. Если начать предупреждать о своей болезни, то шанс найти что-то вообще нулевой. А потому что больные люди никому не сдались.

— Сделайте милость, подскажите такое место, где будут достойно платить и не сильно нагружать? – с усмешкой спрашивает Варвара.

Женщине приходится подрабатывать ночью, пока муж сидит дома и лечится. Близких видит она не часто. Работу ей терять ни в коем случае нельзя, иначе ждёт нищета. На счету каждая копейка, на супругах висит долг по ипотеке.

— Я раздумываю о продаже квартиры, отдать кредит и вернуться в общежитие. Вариант не самый лучший, но одной мне дико тяжело справляться. На родителей надеяться, только зря время терять, никакой квартиры не светит. Мы сами из деревни родом.

Денег нет, здоровья нет, а сын ведёт себя просто отвратительно. Учиться совсем не хочет, а ему скоро в школу. Травму имеет с рождения, водить его надо то к дефектологу, то к логопеду, то к неврологу. Одни нервы! Иначе мальчик будет отставать от своих сверстников.

Специалисты просят мать отправить ребёнка через год в школу, чтобы он немного подготовился. Варвара отнеслась к этому с сомнением, но издеваться над сыном совсем не желает.

— Ладно, послушаю грамотных людей, годик ещё в детском саду пусть побудет. Семён даже туда ходить отказывается. С мамой поделилась переживаниями, так она мне говорит, что я драматизирую излишне. Якобы отдавать надо в этом учебном году, мальчик позже адаптируется к новым условиям. Разве она знает о поведении Семёна? Нет, она понятия не имеет даже, с чем мне приходится сталкиваться. Мальчик не может придерживаться элементарной дисциплины, соблюдать порядок. Который раз уже маме объясняю, что у ребёнка есть некоторые отклонения в развитии, что он пока не умеет ни писать, ни читать. Хотя остальные дети уже подают успехи.

Мать от Варвары находится далеко, в проблемы женщины не вникает. По её мнению, дочь не занимается ребёнком из-за своей чрезмерной лени.

— Так понятное дело. Ты вообще книжки то ему читаешь? Очевидно, что нет. Никакого внимания к ребёнку, а потом одни жалобы на то, что вырос Маугли. Очевидно же, мальчик не будет стремиться к школе! – яростно доказывала мать Варвары.

— Устала говорить сотый раз ей о том, что времени нет свободного, одна работа. Я просто живу там, дома только сплю. Муж болен, сын проблемный. А обо мне что можно говорить? Даже заболеть нельзя, иначе смерть голодная ждёт. Мама моя больше слушать даже не стала, говорит, что жалобы её бесят. Так я не могу даже ничего хорошего сказать, потому что только плакать хочется от жизни своей тяжёлой, – рассказывает Варя.

— Дочери её подруг счастливые: замужем за обеспеченными, дети с отличным здоровьем, квартиры и машины в наличии. А что со мной? Я никудышная совсем! Не могу так больше!

Мне кажется, что мать Варвары права. Жалобы ни к чему хорошему не приведут, мало кто готов их слушать. Лучше всеми силами сфокусироваться на исправлении ситуации. Слезами горю не поможешь. Варя поступает крайне эгоистично по отношению к близким, делает из себя жертву.

А какое ваше мнение по поводу всей этой ситуации? Поделитесь!

— Твои проблемы меня мало интересуют! — сказала мама
— Я не хочу рожать и плевать мне на то, что род прервется! — смеется невестка