Требование моей мамы развестись и «уступить» мужа сестре было похоже на сценарий какого-то дешевого сериала

У меня есть старшая сестра. Разница в возрасте у нас почти восемь лет. Наташа, сестра, — умница, красавица, очень способная и талантливая. Такой она всегда была в глазах родителей, в отличие от меня – бестолковой и не подающей никаких надежд (опять же, по мнению мамы и папы). Мне всегда ставили в пример сестру, начиная со школы, и уже во взрослой, самостоятельной жизни.

В школе я училась так себе, большей частью потому, что не было никакого желания, так как, даже хорошие оценки по контрольным или итогам четверти родителей не интересовали. Если по математике я получала высший балл, они тут же вспоминали физику или географию, где я не достигла такого же результата.

— А вот у Наташеньки одни отличные оценки! Брала бы пример с сестры!

Сестра во время таких «презентаций» ее талантов задирала нос и высокомерно поглядывала на меня, а иногда отпускала обидные реплики вроде:

— Да куда ей, учебники по слогам читает!

Понятно, что все это не сближало нас с сестрой, а наоборот, отталкивало. Почему-то ни мать, ни отец (молчаливо соглашаясь с матерью) не переживали за то, что родные сестры живут, как кошка с собакой. Иногда я пакостила сестре, чисто по-детски, за что огребала по полной программе. А Наташку после таких моих выпадов очень жалели и «компенсировали моральный ущерб» или карманными деньгами или какими-то подарками.

Время шло, сестра закончила школу и поступила в институт. Поступила не в нашем городе, а в столице. И опять, несмотря на ее отсутствие в квартире, я постоянно слышала «Наташа-Наташа-Наташа». Теперь главным достижением сестры была учеба в престижном ВУЗе.

Пять лет пролетели незаметно. Сестра вернулась с красным дипломом, который мне очень хотелось сжечь, и начала работать менеджером в крупной фирме. Работала успешно, но те три года перед окончанием школы для меня превратились в настоящую пытку.

Кроме общих упреков в том, что я хуже сестры, добавились лекции о том, что Наташа, вот, зарабатывает, помогает семье. Я уже была в том возрасте, когда могла ответить, и во время очередного выноса мозга спросила: «Так что мне, после школы «на панель» ходить?» Мама опешила, до нее дошло то, что ставить мне в упрек отсутствие заработка преждевременно, и после этого в ее нравоучениях заработок сестры уже не звучал.

И вот – свобода! Я тоже поехала в столицу, тоже поступила в институт, правда, не такой престижный, но эта моя победа не вызвала у родителей чувства гордости, как за сестру. Они отнеслись как-то совершенно нейтрально, ну поступила и поступила…

Студенческая жизнь подхватила меня в свой водоворот. Отдельной темой было общежитие. Кто прошел через эту школу жизни, тот меня поймет. В общаге все качества людей проявляются быстро, и притворяться, если кто-то это делает, долго не получится. Я хорошо вписалась в коллектив студентов, и даже не уезжала домой после зимних сессий, ограничиваясь кратковременными визитами летом.

Родителей это устраивало, они жили с любимой дочерью, когда приезжала я, их не интересовало, как моя учеба, хватает ли денег, и пару дней приходилось слушать об очередных достижениях сестры. Когда сестра ухитрилась приобрести себе квартиру, был просто всплеск восторгов и наставлений: «Вот видишь!..»

Естественно, меня это все не радовало, я с трудом выдерживала несколько дней, в основном тратя их на общение с друзьями и знакомыми, а потом опять возвращалась в свою альма-матер.

На последнем курсе института у меня завязались серьезные отношения с Павлом. С ним я познакомилась во время стажировки. Павел руководил отделом на предприятии, где мы практиковались в экономических расчетах, и с первого дня мы с ним нашли общий язык и темы, хотя Павел был на пять лет старше меня. Он терпеливо объяснял мне практические нюансы экономики, мы иногда засиживались после рабочего дня, и вскоре наши отношения переросли из формальных в личные.

Уже через полгода Павел сделал мне предложение. Расписаться мы решили «по-тихому», пригласив отметить событие только самых близких друзей. В кафе, где мы отмечали, присутствовали родители Павла, с их стороны я встретила ту теплоту которой так не хватало. Свекор и свекровь удивились, почему я не хочу пригласить своих родственников, но не стали настаивать и акцентировать на этом внимание.

И вот наш первый визит к моим родителям. Предварительно я позвонила и предупредила, что хочу познакомить их с мужем. Длинная пауза свидетельствовала о том, что такого поворота мама явно не ожидала. Потом начались расспросы, кто мой муж, чем занимается и т.д. С каждым следующим вопросом я начинала все больше подозревать, что мама не просто так их задает, а с какой-то, еще непонятной мне целью.

Эту цель мама озвучила после праздничного ужина в честь нашего прибытия. Все было, на удивление, по высшему разряду. Нас хорошо встретили, окружили вниманием, поздравления и пожелания сыпались как из рога изобилия, даже сестра не бросала своих ироничных реплик и вела себя очень даже дружелюбно.

Ближе к ночи Наташа уехала к себе, Павел лег спать, а мы с мамой наводили порядок на кухне, перемывая гору посуды. Тогда и состоялся разговор, после которого я перестала общаться со своими родственниками. Мама сообщила об успехах Натальи в карьере, но посетовала, что сестре не везет с мужчинами, все как-то не складываются отношения. Я насторожилась, и не зря. Дальше мама выдала такое, что я чуть не уронила стопку тарелок.

«Ты знаешь, я думаю, что Павел и Наташа были бы прекрасной парой! Вы еще не так давно живете вместе, если бы ты развелась с мужем, то помогла бы сделать сестру счастливой!»

У меня пропал дар речи. Сделать свою сестру счастливой? Таким образом? Я стояла и хлопала глазами, а мама продолжила: «Ты просто об этом не думала, Наташенька сможет тебя отблагодарить, а мы перепишем на тебя квартиру, будешь хозяйкой, когда мы с папой умрем!»

Мама все распланировала! Она не учла одного, что я тоже ее дочь, и не собираюсь дарить мужа сестре, да и что это за рассуждения, будто Павел какой-то неодушевленный предмет! Что-либо отвечать матери я не стала. Просто пошла, разбудила мужа и, ничего ему не объясняя, сказала, что мы уезжаем, причем немедленно.

По пути домой я рассказала Павлу о «гениальной» идее мамы, он даже съехал на обочину, чтобы переварить услышанное.

С тех пор я уже несколько лет не общаюсь, ни с родителями, ни с сестрой. У меня есть прекрасные родственники, настоящие отец и мать – родители Павла. Я их так и называю, причем, совершенно искренне, и они мне дарят в ответ такую же искреннюю любовь и понимание.

Требование моей мамы развестись и «уступить» мужа сестре было похоже на сценарий какого-то дешевого сериала
Я так устала от своей жизни, что просто купила себе путевку и уехала отдыхать. А детей я оставила своей маме