То чувство, которое я испытал в роддоме, нельзя не с чем сравнить

Я готовился осознанно к присутствию на родах, даже на специальные курсы ходил. Я смотрел разные видео, читал форумы и изучал техники дыхания. Я не знал, что мне понадобится, поэтому интересовался абсолютно всем на эту тему. Моя главная задача была — контролировать ситуацию и поддерживать супругу.

Я хотел, чтобы ее никто не отвлекал. Есть такое понятие, как “родовой транс”, его очень легко нарушить. В этом состоянии женщина способна родить ребенка естественным путем с минимальными болевыми ощущениями.

Мишель Оден, акушер из Франции, практиковал правило “трех Т”. Он утверждал, что идеальные условия для женщины — это комната, где темно, тихо и тепло. В наших роддомах все наоборот. Врачи достают дурацкими вопросами, лампы выедают глаза, а медсестры прямо в родах обсуждают, что будут готовить на ужин.

Когда женщина рожает, ее мужчина не должен превращаться в растерянное существо. Но я забыл обо всем в самый ответственный момент. Врачи объявили, что дочка перевернулась и надо делать кесарево. А зачем я учил все об естественных родах?

Жена расплакалась, это был серьезный психологический удар для супруги. Ее забрали на операцию, а меня оставили один на один со своими мыслями. Я ходил по палате и не мог найти себе место. Мыл руки, снимал и надевал медицинский халат. Время тянулось так долго, что терпение иссякло себя. 

Когда внесли в палату маленький комочек, обмотанный в пеленку, я положил его себе на грудь. Дочка прижалась ко мне и схватила палец. Кряхтела и нервничала, что не может найти грудь. Ее не прикладывали к матери, но должны были — меня не было рядом с женой, поэтому я не смог этот момент проконтролировать. Даже пуповину перерезали сразу, а мы хотели, чтобы она отпульсировала. Ребенок должен достать из плаценты всю необходимую кровь, но у нас такая практика не приветствуется.

Я разговаривал со своей новорожденной дочкой и чувствовал себя, будто во сне. Мне казалось, что я очутился в родовом трансе, а не моя супруга. Осознание пришло только спустя несколько дней. Я не мог поверить, что я — отец. Я задыхался от собственного счастья.

Одна мысль меня гложет — я украл этот момент у жены. Если бы были естественные роды, она бы прожила эти эмоции сама. Поэтому мы с дочкой и стали близкими. Супруга уверена, что малышка меня больше любит. Наверное, я просто ее больше балую, а, возможно, это просто потому, что я первый встретил ее в этом мире.

То чувство, которое я испытал в роддоме, нельзя не с чем сравнить
— Жен может быть много, а вот семья у Андрея одна! — сказала свекровь