— Сноха запретила сыну помогать мне финансово, как жить дальше ума не приложу

У Людмилы Петровны есть сын, Марк. Парень женат, они с женой воспитывают двоих детей. Сын работает в банке.

— Я тоже раньше в банке работала, — говорит Любовь Петровна, — у меня зарплата была отличная. Я сына одна растила, а поэтому все деньги на него шли. У меня работа была нервная, я ежедневно с больной головой домой возвращалась, я мечтала, что когда я доживу до пенсионного возраста, то сразу на заслуженный отдых уйду.

После того, как женщине исполнилось пятьдесят пять она сразу ушла и дня больше работать не стала. Можно было подумать, что пришло время отдохнуть от дел работы, заняться любимым делом, да хотя бы просто выспаться.

Но проблема была в том, что пенсия женщины была намного меньше чем ее зарплата. Уровень ее финансового благополучия значительно снизился, но жить женщине хотелось хорошо, как и прежде, ведь она это же заслужила. Мать тут-то и решила, что сорок тысяч, которые ей нахватает, ей может сын с зарплаты добавлять. Меньшая сумма пенсионерку не интересовала.

— Мне пришлось вложить в тебя намного больше, — говорила мать Марку.

У Людмилы Петровны получилось убедить-таки сына в том, что он ей должен помогать и парень целых шесть месяцев исправно присылал ей деньги, а потом позвонил и спросил, как ему быть.

— Супруга, хамка поставила ему условие: или он завязывает с помощью родительнице или они разводятся. — возмущенно рассказывала Людмила Петровна. — Вырастишь сына, душу ему всю отдашь, а потому другая баба вертит им как хочет.

Несмотря на то, что Марк со временем развелся, он полностью перестал помогать матери. Когда родительница поинтересовалась, когда же будут деньги, то сын ей сказал, что он живет на съемной квартире, за которую он платит двадцать пять тысяч, тридцать три процента от своего дохода он платит детям в качестве алиментов и у него на жизнь остается всего тридцать тысяч.

— Квартира где сын со снохой жили принадлежала ей. Она потом Марка посуду из нее выписала. — жаловалась Людмила Петровна.

После того, как сын в Москве лишился прописки, его снизили в должности. Раньше он был консультантом по кредитам, а стал оператором по приему платежей от физических лиц, а из-за этого у него зарплата вдвое уменьшилась. Если начнешь спорить, то можешь разворачиваться и уходить, его предупредили на работе. А со временем его даже в другой филиал перевели.

— Если перейду на «серую» зарплату, — сказал Марк матери, — то лишусь выплат в пенсионный фонд, а это сделает мою пенсию копеечной. Поэтому согласился, так как деваться было некуда.

Потом сын начал жаловаться, что начал сильнее уставать, так как ему стало дальше добираться, да и вещи перед работой нужно приготовить, есть что-то сваритьь, в квартире убраться. Так сын прожил примерно месяцев шесть, а потом перестал отвечать на звонки матери.

А потом начал раз в месяц звонить сообщать матери, что здоров и прощается. А уже через год Мать узнала от общих знакомых, что сын к супруге вернулся. Те же самые знакомые Людмиле Петровне сообщили, что у снохи зарплата в два раза больше чем у сына.

— Я ему неделю звонила, хотела сказать, что если у него все наладилось, то может и матери пришло время помочь, — рассказывает Людмила Петровна.

Марк тогда матери ответил, что материальная помощь ей ему слишком дорого обходится: он скатился по карьерной лестнице, зарплата у него снизилась, а супруга сказала, что сойдется с ним только в том случае, если будет его расходы контролировать.

— Чужая баба будет его финансами распоряжаться, а он лопух этому и рад! — говорит мать.

С того дня Людмила Петровна перестала общаться с сыном, а потом она от знакомых узнала, что недавно они с женой новую машину купили и теперь ездят вместе на ней на отдых.

— Зажрались нынче фифы в Москве даже какой-то полтинник свекрови им жалко! — говорит Людмила Петровна. 

— Сноха запретила сыну помогать мне финансово, как жить дальше ума не приложу
— Мой сын останется со мной! — Мать хотела оставить ребенка и передумала