— С тобой твои дети точно так же будут поступать! — сказала мама дочери

— Мама меня прогнала из дома 8 лет назад, когда я пришла к ней беременная. Видите ли, не нужны ей в доме младенцы. И послала меня на аборт. Я ей сказала, мол, уже поздно делать, ей все равно — говорит, в детдом сдавай. А теперь телефон мне обрывает. Видите ли, хватит старое вспоминать. Нормально, а? — рассказывает 38-летняя Надя.

Анна Леонидовна не была любительницей детей. Она, наверное, и Надю бы не родила, если бы муж не уговорил. Она до последнего саботировала и вечно искала какие-то отмазки. Но когда случилась внезапная беременность, деваться было некуда. Пришлось ей познать радость материнства, правда, “радостной” она так и не стала.

Чудо не произошло — Анна Леонидовна не смогла полюбить дочь. Видимо, она была из тех, у которых материнский инстинкт отсутствует. Но родительские обязанности выполняла добросовестно. Все делала “по книжке”. Все лучшее отдавала дочери, активно занималась ее развитием, водила в цирк и кино. Отмечала праздники и прятала подарки под елкой. В общем, жили они как приличная семья.

— Только не было любви. Мне кажется, что мама просто галочки ставила. Это сделала, это завтра, а здесь надо поднажать… А вот отец меня любил. Я чувствовала его любовь и заботу, — вспоминает Надя.

Когда Надежда окончила школу, она решила учиться в другом городе. Не хотелось ей видеть мать, ведь казалось, что она ее всем нутром ненавидит. Однако через три года умер отец. После этого дочка вообще приезжать в родные  края перестала. Мужчина у нее появился, жизнь начала налаживаться.

С Павлом у них были хорошие отношения, но замуж он Надежду не звал. Год прошел. Второй. Пятый. Надя уже и намекала, и прямо говорила, а тот лишь нервничал: “Тебе плохо со мной живется? Какая разница: есть штамп в паспорте или нет?”.

Про детей Паша даже слышать не хотел, он не очень хорошо о них отзывался. В принципе, Надя тоже не рвалась становиться матерью. Тем более, в гражданском браке. Она была уверена, что у нее бесплодие, ведь предварительный диагноз поставили еще в юности. Да и Павел “предохранялся”, поэтому она не паниковала. Она думала, что естественным образом ей никогда не удастся забеременеть — только ЭКО.

У Нади всегда был нерегулярный цикл, поэтому “первые звоночки” она пропустила. Когда опомнилась, аборт делать было уже поздно. А Паша, узнав обо всем, собрал вещи и ушел. Надежда решила поехать к матери, ведь даже не думала, что та ее прогонит. 

Надя поехала к маме без предупреждения, даже не позвонила Анне Леонидовне, а зря… Мать на порог ее с пузом не пустила — указала на дверь. Надежда, конечно, не пропала и от ребенка не отказалась. Помогли ей выкарабкаться добрые люди. Жила она у них на даче, подружки собрали вещи и другие принадлежности для малыша, а коллеги скинулись деньгами. Директор даже в положение вошел и предложил ей удаленную работу.

Спустя несколько лет жизнь Нади полностью наладилась. У нее есть мужчина, который зовет ее замуж. Он души не чает в ее сыне. А вот Анна Леонидовна в последнее время жалуется на самочувствие. Все-таки 74 года уже, немолодая. Без помощи единственной дочери тяжело, однако Надежда поддерживать с мамой связь после того случая не хочет.

— А ты забыла, как прогнала меня 8 лет назад? — говорит Надя маме.

— Ну сколько можно вспоминать? Я же твоя мама! Я в тебя все силы свои вложила, все самое лучшее покупала и помогала тебе во всем! Твое отношение вернется тебе бумерангом — твои дети будут с тобой точно так же поступать! — отвечает Анна Леонидовна.

Надежда справедливо относится к маме или нет? Она могла бы хоть минимальную помощь ей оказать, почему она такая принципиальная? Все-таки дочерний долг никто не отменял. 

А вы как думаете? Как поступили бы на месте дочери Анны Леонидовны? 

— С тобой твои дети точно так же будут поступать! — сказала мама дочери
Пожалели для родной дочери на свадьбу