Ребенок, который оказался ненужным

Воспитатели детского сада, наблюдая за детьми, очень хорошо понимают место ребенка в семье. В одних семьях малышам уделяют много внимания, они в саду всегда активные, и в группе, и на прогулке, и на утренниках. Другая, противоположная категория детей, с кем папы и мамы общаются очень мало, как правило безразличны ко всему происходящему вокруг и расшевелить их бывает очень трудно.

Расскажу об одной такой девочке, Лауре, она пришла в садик в два с половиной годика. Если детей в первые недели родители обычно приводят на несколько часов, на полдня, чтобы им легче было привыкнуть к новой обстановке, то Лауру мама стала сразу оставлять на целый день, до самого закрытия садика.

Девочка нам с нянечкой совершенно не создавала проблем. Она просо сидела на своем стульчике, глядя, как другие дети играют, бегают. Попросишь Лауру вымыть руки – молча и беспрекословно вымоет и опять садится в одну и ту же позу. Позовешь на улицу – оденется, с нашей помощью, возьмет за ручку свою «пару», выйдет на площадку и, или станет около павильона столбиком, или опять сядет на скамеечку, наблюдая за играми остальных. Если я ее приглашала поучаствовать в каких-нибудь забегах или соревнованиях, смотрела на меня, отрицательно качая головой, брала за руку и стояла рядом.

Одета Лаура была, вроде бы и чисто, но очень безвкусно и бедно. Платьица, колготы, туфельки, все было очень изношенным, будто ребенок одевал эти вещи лет десять. Скорее всего, это были одежки из секонда или отданные кем-то после продолжительной «эксплуатации».

Сама мама одевалась с таким шиком, что девочка на ее фоне выглядела еще более грустно, поэтому вариант нехватки денег в семье исключался. Да и машина, на которой прибывала стильная мадам была отнюдь не нижнего ценового диапазона.

Поначалу я не беспокоилась, думая, что Лаура просто присматривается к обстановке, и скоро включится в общий ритм группы. Но прошла неделя, другая, а ничего не менялось.

Ситуацию объяснила мне коллега. Одна из ее родительниц, забирая своего сына, увидела Лауру и покачала головой: «Бедная девочка…» На вопрос, что с ней не так, родительница рассказала, что Лаура – дочь их соседей по подъезду. В семье с ней никто не занимался с самого рождения, даже, выходя с коляской, мама усаживалась на лавочку у подъезда с телефоном, а девочка сначала лежала, а потом сидела в коляске, разглядывая происходящее вокруг. Соседи никогда не видели, чтобы мама с ней баловалась, катала на качелях, во что-то играла и т.д.

После такой информации стало ясно, что без нашего психолога мне не обойтись. Еще я поняла, почему малышка не плакала в первые дни, когда уходила мама и не бежала к ней навстречу вечером. Вместе с психологом мы начали шаг за шагом вызывать у Лауры интерес к происходящему. С трудом, но выяснили, что ей больше нравится, к чему наиболее способна.

Постепенно начали вовлекать Лауру в игры. Это было непросто, так как девочка, если и играла, то делала это, как робот, потому что сказала я, ни улыбка, ни разочарование не отражалось на ее личике. Так продолжалось месяца три. Когда я увидела первый раз улыбку Лауры, очень обрадовалась сама. С того дня моя воспитанница пошла «на поправку». Я старалась, чтобы она шла играть не по моей инициативе, а потому, что хочется самой. Эту ступеньку в сознании Лауры мы преодолели еще через месяц. Сначала она робко подходила к играющим детям, присаживалась с ними в песочнице, но потом стала все активнее выбирать игрушки, что-то копать, рисовать мелками и т.д.

В первом новогоднем утреннике у нас с Лаурой был срыв. Как я не старалась, девочка не захотела прочитать пару строчек стишка для Деда Мороза. Наибольшее, чего я добилась – Лаура согласилась открывать одну из шторок импровизированного занавеса. Но, и это было хорошо.

Впервые наша несмеяна вышла на сцену 8 Марта. Выходила она неуверенно, то оглядываясь на меня, то ища в группе родителей маму. Я ободряюще кивнула Лауре, и она, чуть запнувшись прочитала поздравительное четверостишие для мама. Все зааплодировали, а артистка поклонилась, как мы договаривались и, смеясь, подбежала ко мне. Я похвалила Лауру, сказала, что она большой молодец, и сразу решила договориться с ней о выступлении на выпускном утреннике. Лаура согласно закивала головой, и у меня отлегло от сердца – лед тронулся.

Потом, до самого выпуска из садика, Лаура ничем не отличалась от других детей, наоборот, вся та сдержанность и безразличие вылились в энергию и инициативу. Жаль только, что ее маму это не обрадовало, по крайней мере она не выражала эмоций, даже когда я ей рассказывала об успехах ее дочери. Каждый раз, общаясь с мамой, у меня в голове вертелся вопрос, который как-то, глядя ей вслед озвучила нянечка: «Зачем ей ребенок?..»

Ребенок, который оказался ненужным
Не верится бабушке, что я могу быть хорошей матерью