Раньше я смеялась над старомодными планами свекрови, а потом поняла, что она была права…

Мы с Кириллом начали строить отношения еще в институте. Когда я впервые познакомилась с его мамой, она сразу поделилась со мной своими старомодными планами. Надежда Петровна мечтала о внуках, даче и машине. Меня это так смешило. Мы в тот момент думали о том, где отдохнуть на эти выходные и куда слетать на отдых. Мы тратили деньги на хобби и жили сегодняшним днем.

Когда началась взрослая жизнь, мы приземлились. Кирилл не смог найти достойную работу — вина тому большие амбиции и отсутствие опыта. А я была влюблена в него и шла за ним по следу. Тогда он и решил, что нам надо переехать в Сахалин. Он был уверен, что там смогут по достоинству оценить его умения.

В первый же день мы сняли квартиру и наелись до отвала икры. А потом эйфория прошла. Я понимала, что Кирилл вообще не приспособленный к самостоятельной жизни — он даже мусор сам выбросить не мог. Я уже не говорю о том, чтобы пропылесосить или купить что-то в магазине.

Если раньше меня такие бытовые нюансы веселили, то потом начали раздражать. Еще и тоска накрыла по родным местам. Я замкнулась на работе и Кирилле — мне нужно было разнообразие. 

На первые заработанные деньги мы поехали в Таиланд. Я хотела в Европу, но Кирилл настоял на морском отдыхе, потому что его манил дайвинг. 

После путешествия мы заехали к родителями. Время среди застолий и душевных разговоров очень быстро пролетело. На оставшиеся деньги Кирилл купил себе гитару, поэтому на билет пришлось просить у родителей.

Я начала прозревать — в нашей жизни ничего не складывалось так, как хотела я. Не было никакого права. Я зарабатывала деньги, чтобы поощрять Кирилла и исполнять его “хотелки”. Он тратил все сбережения на то, что именно ему приносило радость. А я мечтала о ребенке, даче, машине, как и мама Кирилла. Мне аж как-то не по себе стало, ведь раньше я смеялась над ее мечтами и планами. 

Я ничего не могла изменить. Почему? Да просто боялась уйти и остаться одна. Боялась, что родители не поймут. Боялась остаться без работы. Да и я надеялась, что Кирилл повзрослеет и все поймет. Я мечтала, что мы купим квартиру, родим малыша и будем каждый день вдыхать свое счастье. Но увы.

— Поехали в Японию. Я уже купил путевки! — сказал Кирилл на мое 30-летие.

Путешествие началось хорошо. Мне понравился и отель, и сервис — впервые Кирилл все организовал так, как я люблю. Однако потом он начал ко мне цепляться, хамить и беситься, когда я хотела что-то себе купить. 

— И зачем мне твой шоппинг? Ты думаешь, мне интересно по магазинам лазить? Брендовую майку купила! Да она же стоит как крыло самолета! — возмущался он .

— То есть, твои сигареты за 100 баксов — это норм? А моя майка тебе поперек горла стала? Я устала! С меня довольно! На этом месте мы и поставим точку!

— Ну и вали! Может, хоть кто-то замуж возьмет!

— Я возьму! — крикнул молодой симпатичный мужчина, который продавал сухофрукты.

И да. Именно с ним я отметила свое 30-летие. С незнакомым человеком, но абсолютно счастливая. Мы с Владом уже три года встречаемся и строим планы на будущее. Старомодные, как и у моей несостоявшейся свекрови.

Раньше я смеялась над старомодными планами свекрови, а потом поняла, что она была права…
— Мне ее дети не нужны! Она значит молодая и хочет пожить для себя, а я должна с ее детьми нянчиться! — Разговор с бабушкой-кукушкой