Приехали наконец-то к Степановне гости

Степановна занималась домашними делами и поглядывала на калитку, ведь сыновья прислали письмо, что приедут в отпуск. Эти годы одиночества длились для нее вечно, зачем они сунулись в город? Ну нашли работу, да что с того? Почему люди пытают счастье в другой стране, обрекая матерей на одинокую старость?

С дороги свернула библиотекарша Ирина, чтобы помочь старушке отнести сено. Степановна впервые отказалась от помощи и похвасталась, что гости к ней сегодня приедут. Ирина же вздохнула и взялась за носилки, ведь полагаться на этих “гостей” не стоило. Старушка смотрела на девушку и умилялась — вот бы ей такую дочку.

Шурка, младший ее сынок, раньше ухаживал за ней. Она даже думала, что Иришка ее невесткой станет, но он бросил ее и уехал в город.

Старушка всмотрелась вдаль и увидела своих ребят. Сердце начало бешено биться, земля ушла из-под ног. Начали обниматься, целоваться, о жизни говорить. Степановна стала стол готовить, консервацией и домашним молочком сыночков угощать. Она смотрела на Шурика и Николая и удивлялась. Модные такие стали, волосы отрастили, изменились за годы…

Шурик привез маме сапожки в подарок, а Николай — шерстяное пальто в цвет обувки. Только куда ей старухе в нем ходить? 

— Шурка, ты хоть о Ирине помнишь, не нашел себе другую? Она мне очень помогает, — сказала Степановна.

— Есть у него новая, длинноногая, — рассмеялся Николай.

— Ой, городские девки не славные, не надо нам таких в роду. Тебе, Николай, тоже невесту пора искать. 

— Успею, мам, все успею.

После дороги устали гости и быстро уснули. Одной Степановне не спалось, все об Иришке думала. Не хотелось ей в невестки принимать какую-то городскую вертихвостку. 

С утра пораньше ребята на озеро пошли. С ним у Степановны были связаны самые лучшие воспоминания. Она и мужа там встретила своего. Улыбался ей из лодки Василий, настойчивым таким был, обещал увезти — таки увез. Ждала она его всегда, в сердце любовь хранила, а он ей руки целовал при каждой встрече. Так было спокойно и хорошо.

В начале войны обручились. Отец был против, но Любовь настояла. Потом сдружились — рыбачили вместе зять с отцом на озере. Люба с мамой встречала их и кормила сытным ужином. 

А потом мужиков на фронт забрали, она тогда уже беременная была. Правда, повезло Любаше, вернулся муж живой и целый через четыре года. Все девки ей завидовали. Так и второй сын на свет появился. Люба слушала Василия, и ей сразу на душе становилось спокойно, она верила каждому его слову. 

Через год поехал Василий по делам и не вернулся. Сначала Люба думала, что задержался он в другом поселке, но на следующий день притащили его лодку на буксире. Искали, обшарили все озеро — нашли мертвого. Потемнело в глазах у Любаши — вся ее жизнь потеряла смысл. Всю войну прошел, а тут… Не осталось в ее жизни радости, только в сыновьях видела смысл существования.

Теперь лишь о них и думает. Она высматривала их на озере, переживала сильно, вернулись лишь под вечер.

— Мам, чего не спишь? — спросил Шурик.

— Вам дня на озере не хватило?

— Да, встретились с друзьями, чего ты? Рыбы, смотри, сколько наловили.

— Пожалели бы мать, не нужна мне ваша рыба…

— Не ругайся. Мы же вдвоем, что может случиться?

— Ай, идите ужинайте.

Братья поужинали и в клуб пошли. Девчонки с ними, Ирка по пятам за Шуриком ходила. Вернулись лишь под утро, вот как их будить? Говорили, не жалей, буди, мы пойдем на косьбу, да ладно — сама Степановна справится.

Иришка ведь добрая душа, даже не догадывалась, что Шурик нашел себе другую. Степановна за нее больше всех переживала. Все-таки в глубине души надеялась, что оттает сердце сына.

Тут и Шурик с Николаем пришли, начали ругаться на мать, что не разбудила. Она смотрела на них, статных и задорных, и радовалось ее материнское сердце. 

Быстро пробежали дни — уже и домой кровиночки собрались. Напекла Степановна пирогов, гостинцы в сумки упаковала, чтобы порадовать сыновей. Автобус подъехал — надо будить тружеников.

Больно уж короткий отпуск, будто сон приснился ей. Прощались со слезами на глазах, мать к себе в город приглашали. Но куда она поедет? Нет, здесь ее душа.

Запрыгнули Шурик с Николаем в автобус, а Иришка у огородов стояла, наблюдала за происходящим. Опустел опять дом Степановны, одна лишь надежда на Иришкину любовь… Может, она вернет Шурика в родные края?

Как жаль, что дети так быстро растут и находят свою дорогу, такую далекую от материнского сердца.

Приехали наконец-то к Степановне гости
Отец с матерью помогали нам при постройке дома, а сейчас думают, что он их