После очередной ссоры с мужем, девушка собрала вещи и навсегда вернулась в село к маме

После окончания школы у меня было два варианта дальнейшей учебы – в сельскохозяйственном техникуме райцентра, совсем рядом с нашим селом и в медицинском институте областного города. На первом настаивали родители, они хотели, чтобы я была поближе к ним, а за второй агитировала моя одноклассница, мечтающая о профессии врача. Она так увлекательно рассказывала об учебе в медине, о чудесах, которые творят доктора, и в конце концов уговорила меня тоже подать документы в медицинский.

Документы мы подали, но, когда узнали, что на одно место претендуют семь человек, засомневались в своих перспективах одеть белые халаты. Так оно и получилось. Я вылетела на втором экзамене, а одноклассница, дотянув до конца вступительной эпопеи, не прошла по конкурсу.

В село возвращаться не хотелось, да и стыдно было приехать несолоно хлебавши и объяснять всем соседям и знакомым, почему, что и как. Одноклассница пошла на курсы кройки и шитья, а я – на курсы парикмахеров.

Чтобы зацепиться в городе, нужно было какое-то жилье. Мы сняли комнату у одинокой женщины, устроились работать посудомойками в ресторане и параллельно учились на курсах.

Полгода пролетело быстро. Подруга после окончания быстро устроилась – швеей на трикотажный комбинат, а я еще пару месяцев не могла нигде приткнуться по полученной специальности, в небольших парикмахерских вакансии были, но туда брали только со своим инструментом, на который у меня не было денег, а в салоны без опыта не брали.

Я к тому времени обошла уже все парикмахерские и салоны, кроме одного, на центральной улице, туда мне просто страшно было заходить – со стороны я видела, на каких машина туда подъезжают и каких «упакованных» клиентов там обслуживают.

Наверное от отчаяния я все-таки открыла дверь этого дворца красоты и спросила девушку-администратора, нужны ли им мастера мужской стрижки. Конечно, мой вид не внушал доверия, но девушка, сочувственно пожав плечами, сказала, что вакансий нет, но сейчас как раз на месте хозяйка салона, можно ее подождать и попытаться уговорить взять на работу.

Так я и сделала. Села в уголочке и стала ждать. Прошло всего пять минут, и вдруг администратор подозвала меня к себе:

— Виктория Александровна увидела тебя в камере наблюдения, спросила, почему клиент не обслуживается, а когда узнала, что ты по поводу работы, пригласила на собеседование. Тебе крупно повезло, она сегодня в настроении! Удачи!

Беседовали с хозяйкой салона мы недолго. Она, конечно, сомнительно поджала губы, когда узнала, что у меня нет ни опыта, ни инструментов, но, видно была действительно в хорошем настроении, потому что взяла меня с испытательным сроком, всего на четверть ставки, но это была победа!

Свои двадцать пять процентов я отрабатывала с лихвой. Особенно радовало, что оторвалась от проклятых тарелок в ресторане. А Виктория Александровна почему-то ко мне благоволила, через месяц перевела уже на полставки, а еще через три я стала полноправным мастером. Подписывая приказ, хозяйка поздравила меня и сделала подарок – профессиональный набор ножниц для стрижки.

Казалось бы, все шло хорошо, мы с одноклассницей стали на ноги, удержались в большом городе, даже смогли разбежаться по отдельным съемным квартирам. Не знаю, как моя подруга, но я, при всем этом, не чувствовала себя в городе комфортно, очень часто была мыслями там, в родном селе и жалела, что не пошла в техникум после школы.

Однажды, на работе я познакомилась с парнем. Ему понравилось как я его постригла, попросил мою визитку, очень удивился, что у меня нет, и предложил ее сделать, записал телефон, а на следующий день принес сотню профессионально выполненных визиток и вручил в качестве подарка.

Мы начали встречаться. Павел имел свой бизнес – типографию, свою обширную квартиру, был свободен, и, не откладывая события в долгий ящик, предложил мне переехать к нему. Немного подумав, я согласилась, какое-то время мы жили в гражданском браке, а потом Павел сделал мне предложение.

Уже в статусе жены я прожила с ним еще год. Мне хотелось родить мужу ребенка, но Павел сначала отнекивался, а потом и вовсе категорично заявил, что детей иметь он не планирует. На этой почве мы начали ссориться, отношения довольно быстро разладились, и в итоге я снова стала снимать себе небольшую квартиру.

После развода от грустных мыслей меня отвлекала только работа, но по вечерам я все чаще и чаще думала о родителях, о родственниках в селе и понимала, что села не в свои сани.

Виктория Александровна заметила мое минорное настроение и пригласила поговорить. Я не стала скрывать своих мыслей, она выслушала меня, посоветовала подумать и сделать так, как подсказывает сердце, чтобы через много лет не жалеть о том, что всю жизнь прожила не так, как хотелось.

Уволилась я через месяц. Перед отъездом поблагодарила Викторию Александровну и хотела вернуть ей дорогущий набор, подаренный мне когда-то, но она улыбнулась и попросила оставить его себе, сказав, что набор мне еще пригодится.

Мой приезд к родителям был очень неожиданным для них, а когда они узнали, что я приехала не в гости, проведать, а решила остаться в селе, то мама даже расплакалась, а отец, прикрикнув на нее, чтобы не разводила сырость, потребовал накрыть праздничный обед.

Так я снова очутилась в родной стихии. С удовольствием возилась по обширному домашнему хозяйству, а по вечерам зарабатывала на стрижках односельчан, слух о том, что я вернулась после двухлетней практики в самом известном в области салоне, быстро облетела село, и на стрижки ко мне записывались в очередь.

В один из таких вечеров я стригла нашего сельского ветеринарного врача. Мы болтали о том о сем, а в конце он спросил, стригу ли я детей? Услышав утвердительный ответ, Володя попросил записать двух его сыновей.

От мамы я узнала, что жена Володи в прошлом году скоропостижно скончалась, и он растит своих мальчишек один. Рассказывая о нем, мама многозначительно посмотрела на меня:

— Ты заметила, как он с тобой говорил?

Я отмахнулась от маминых намеков, но про себя подумала, что Володя очень симпатичный и приятный в общении мужчина.

На следующий день он привел стричься своих мальчуганов, это были, наверное, самые веселые стрижки в моей практике. Каждый из них вертелся, болтал и задавал кучу вопросов. Володя ругал их и требовал не мешать мне работать, а я смеялась поддерживала своих маленьких клиентов.

Что было дальше, вы наверное догадались. Володя стал моим мужем, а его детки – нашими, они меня как-то сразу приняли и полюбили, и не ответить на их чувства было просто невозможно. Еще – у них скоро появится сестричка. А я в селе просто преобразилась, Виктория Александровна была права, когда советовала мне жить так, как подсказывает сердце.

После очередной ссоры с мужем, девушка собрала вещи и навсегда вернулась в село к маме
— Какой психолог? Не позорь меня!