— Плачу тысячу долларов за внука! — выкрикнула свекровь, поднимая бокал, и с укором посмотрела на Катю.

Мы с родителями переехали в столицу, когда мне было пять лет. Здесь я закончила школу, поступила в университет, вышла замуж и сейчас работаю, в очень даже престижной фирме, разбросавшей филиалы по всему миру.

Все бы хорошо, но мое «провинциальное» прошлое не дает покоя Надежде Филипповне, моей свекрови. Она – столичная жительница, даже не знаю в каком колене, свекор, тех же кровей, хотя и никогда не акцентирует на этом внимание, как и на том, что я и сваты из «понаехали».

Замужем я за младшим сыном Надежды Филипповны и, как на младшую невестку, на меня сыплются все ее советы и требования. В принципе, я могу за себя постоять, да и муж всегда меня поддерживает, поэтому старания свекрови чему-то научить или во что-то вмешаться я бы охарактеризовала поговоркой «горохом о стену».

Но одна «позиция» в этих требованиях меня достает. Это – «необходимость» срочно родить ребенка. Вот срочно! И в этом вопросе от свекрови не отвязаться. Самое интересное, что к другой невестке у нее претензий нет, хотя семья старшего брата моего мужа прекрасно живет уже семь лет без детей. Наталья Владиславовна в их семейные дела не вмешивается. Сын – само собой, святое дело, а невестка – тоже «древнего» столичного рода. Она вообще не заглядывает в рот маме мужа, сразу ставит ее на место, а о детях они поговорили только один раз, после чего у свекрови отпало желание «держать» свечку. С Евгенией, снохой, мы в замечательных отношениях, она мне и передает «по секрету» жалобы свекрови на меня и ее сомнения в моем женском здоровье. Мне выслушивать, по большому счету, сплетни, не очень приятно, но, с другой стороны, информация никому не вредила, предупрежден, значит вооружен.

Естественно, я никогда не ссылалась в разговорах с Натальей Владиславовной на Евгению, понимая, что подставлю ее по полной программе. Как оказалось, мою «бездетность» свекровь обсуждала не только с любимой невесткой, но и со всем родственниками. Это я поняла, когда мы с мужем пошли на всенощную перед Пасхой. Не могу сказать, что мы такие уж истово верующие, но традиционно, на этот праздник посещаем церковь и потом, как положено, разговляемся.

На богослужении мы случайно оказались рядом с теткой моего мужа. Увидев Сергея, тетка всплеснула руками, они давно не виделись, а потом, заговорщицки посмотрев на нас обоих выдала:

— Вот и хорошо, что в церковь пришли сегодня, я вам покажу, куда свечки поставить и какой иконе, кроме Спасителя и Божьей Матери помолиться, чтобы святые помогли вам с ребеночком…

У меня тогда чуть свечка из рук не выпала, у мужа было такое же настроение, а тетка уже тыкала пальцем и в икону святой Матроны, и целителя Пантелеймона и других, менее известных святых. Мы тогда еле от нее отвязались, потому что тетку было просто не унять. Похоже, она вообще забыла, по какому случаю пришла, рассказывая о молебнах за здравие и прочих процедурах, помогающих забеременеть. При нашем с Сергеем нормальном здоровье, я рассчитывала только на один способ, о котором и сообщила «благодетельнице». Тетка надулась и отошла от нас подальше, чего с богохульницей общаться.

Праздничное настроение тогда она нам испортила, поэтому, когда позвонила ближе к обеду свекровь и спросила, не собираемся ли мы посидеть с ними за семейным столом, я ответила, что не могу, так как тетя Катя велела бить поклоны и ставить свечи за мою будущую беременность. Наталья Владиславовна, не будучи дурой, поняла, о чем я ей хотела сказать, и сразу отключилась.

А встретились мы на ее юбилее. Отмечали в кафе, с размахом, в принципе, все было хорошо, пока свекровь опять не вспомнила о внуках. Как-то так получилось, что мы оказались рядом втроем – Наталья Владиславовна, Евгения и я. Изрядно подпившая свекровь взяла нас под локти и, повернувшись к столу, постучала вилкой по фужеру:

— Минуточку внимания! Давайте выпьем за моих будущих внуков! Вот со мной стоят две невестки, и я объявляю конкурс! Кто первый мне подарит малыша, тому я подарю тысячу… нет, полторы, евро!

Гости зааплодировали, а мы с Евгенией стояли, как две дуры. Было такое впечатление, что мужья должны были нас прямо в кафе, на столах трахнуть, обозначив начало старта. Тогда просто не хотелось портить праздник, и мы с мужем, как и Евгения со своим, просто ушли, не дождавшись десерта, по-английски.

Буквально через неделю после юбилея мне директор предложил полуторагодичную командировку в Израиль. Все расходы по проживанию, питанию, солидные суточные, плюс, фирма оплачивала и пребывание мужа. Сергей с удовольствием согласился, с его биржевыми делами работать можно в любой точке мира, и мы двинули в земли обетованные.

Время в командировке пролетело незаметно. В свободное время мы объездили с экскурсиями весь Израиль, хорошо отдохнули на Мертвом море и вернулись на родину. В аэропорту нас встречал Денис, друг Сергея. Усадив нас в свой джип, он заявил, что домой нас не повезет, пока мы не познакомимся с одним человеком. Мы с мужем переглянулись, но, заинтригованные, не стали возражать. С Денисом и его женой, Катей, мы дружили семьями. Денис всегда отличался способностью преподнести что-то неожиданное. Так было и в этот раз.

Вскоре мы приехали. Оказывается, человек был у них с Катей в квартире. Поднявшись, мы поняли розыгрыш – Катя держала на руках того самого человека, с которым мы должны были познакомиться. Димке, так звали мальчика, было три недели, а еще через неделю родители хотели его крестить, и в качестве крестных выбрали нас. Мы с удовольствием повозились с малышом, и у меня в голове мелькнула замечательная идея. Дома я поделилась ею с мужем, предложила разыграть его маму, которая так хотела внука. Мы были уверены на 90%, что с внуками Наталья Владиславовна возиться не захочет, уж слишком у нее напряженный распорядок встреч и мероприятий, и решили проверить наши предположения.

Я позвонила Кате и предложила ей с мужем завтра «увольнительную», чтобы мы с Сережей лучше познакомились с Димкой и он к нам немного привык. Катя с радостью согласилась, и на следующий день, выдав нам сцеженное молоко, памперсы и инструктаж, что и как, молодые родители рванули расслабиться.

А мы с грудничком рванули в другую сторону, к моей дорогой свекрови. Когда Наталья Владиславовна открыла дверь, она ахнула:

— Э-э-э… Это кто?..

Сергей рассмеялся:

— Внук, как ты и хотела!

— Так, а как же вы…

Теперь рассмеялась я:

— Как обычно все бывает, подробности можно опустить.

Свекровь растерянно смотрела до тех пор, пока я не вручила ей «внука». У нее в глазах отразился настоящий ужас, а когда я предложила поменять Димке памперс, замахала руками:

— Что ты, что ты, я не умею, с этими памперсами…

Я показала «бабушке», рассказала, как это делается, что только что покормила малыша, и сейчас ему нужно поспать, а потом Сергей ее совсем озадачил:

— Ну, мама, ты тут с Димкой побудь, а нам нужно по делам мотнуться на пару часиков.

Мы успели убежать до того, как свекровь попыталась что-то возразить. Правда, далеко от дома свекрови не отъезжали, мало ли что. Не знаю, как там Наталья Владиславовна укачивала «внука», звонков не было. Вернулись мы, как и обещали, через два часа. Вид у свекрови был совсем не праздничный, полушепотом (Димка еще спал) она выдала:

— Нет-нет-нет, мои дорогие, я вас, конечно, поздравляю, но больше с внуком я сидеть не буду, это не для меня!

Я сделала удивленное лицо:

— Как? Вы же так хотели внучка, или внучку. Да, и где мой приз?

Свекровь сделала удивленные глаза:

— Что еще за приз?

Сергей поддержал:

— Тысяча и еще пятьсот евриков, или ты забыла?

Свекровь аж задохнулась от такой нашей напористости, но продолжить разговор не удалось, проснулся Димка, и я занялась ребенком.

Уходя, я заметила нескрываемое облегчение на лице «бабушки». А мы погуляли с нашим будущим крестником в парке, он нам очень понравился, на удивление спокойный и, по-своему, общительный. Неся его на руках, я поняла, что хочу такого же своего, и сообщила об этом мужу. Он улыбнулся и обнял нас с малышом:

— Ты знаешь, и я об этом целый день думаю…

О розыгрыше мы сообщили свекрови вечером. Была настоящая истерика и трехмесячный бойкот нашей семьи. Но нам было чем заняться…

Прошли крестины, а через девять месяцев после них мы пригласили Дениса и Катю стать крестными уже нашего маленького Никитки.

Когда знакомили с ним бабушку, я не могла сдержать смеха, видя ее опасения, что это опять розыгрыш. Но, к чести Натальи Владиславовны, конверт с обещанными купюрами она вручила в тот же день.

— Плачу тысячу долларов за внука! — выкрикнула свекровь, поднимая бокал, и с укором посмотрела на Катю.
— Можно я вам стихотворение расскажу, а вы мне немного заплатите?