Отец сначала отказался от детей, а на старости лет пришел к ним век доживать

Поднимайтесь, теща! Нет больше Оксаны…- таковы были первые слова зятя, которые были приглушенные и бесцветные.

Ты что несешь, Колька? Перепил вчера?

Позвонили мне из роддома сегодня…- расплакался зять в трубку. — Я же вечером ее навещал. И она мне даже дочь показала. Неужели так бывает, Раиса Петровна?

Женщина ничего не могла сказать. Она была раздавлена. Вот что могло случиться? Что к этому привело? Ведь у ее дочери была обыкновенная беременность, спокойная, стабильная, родила она ровно в срок. И как теперь выяснять, что у них там произошло ночью? А дочь уже не вернуть…

Сиротки мои, как вы теперь жить будете? Трое малышей осиротели в один миг. Как же так??? Что теперь делать? — стала причитать бабушка после осознания произошедшего.

Попрощались они с Танюшей, стала она с зятем говорить, что теперь делать. Ведь она уже в годах, а у них остался и новорожденный, и еще пара детишек — Валюша с Витюшей. Кто их растить будет? Надеялась она только на зятя. Ну а она станет помогать ему по мере сил и возможностей. Только основные заботы на нем.

Как вы себе это представляете? Вот что вы несете? Они же еще совсем крохи. Вы, женщины, о воспитании все знаете, а куда мне-то, мужику необразованному, что я буду с ним делать? — кричал он.

Теща была в ужасе. Как можно от родных детей отказываться. Ведь не он первый, не он последний. Случается такое иногда в жизни. Растят мужья деток без мам. А этот в кусты…

Ну ты как хочешь, а мне тогда придется их забрать себе! Живи как знаешь, — подытожила Раиса Петровна их нелегкий разговор.

Николай недолго тосковал по женушке…

Спустя год он познакомился с какой-то дамой из соседнего села и стал с ней жить. В родные края наведывался не часто, с детьми практически не виделся. Крошка-Виточка уже стала ходить, когда отец решил навестить детвору. Когда она его заметила, то даже испугалась.

Хорош отец! Дети тебя даже не узнают, — пробурчала теща, но удержалась от скандала. К чему это приведет? Как ни крути, а лучше хоть какой-то отец, чем никакого. Время от времени продукты передает, гроши какие-то. Ей на одну свою пенсию тройню не воспитать и не поднять. Так что нужно было сдерживаться.

Я с новой женой посоветовался и решил взять себе Максимку. И вам забот поменьше, и нам не так скучно. — начал разговор недозять.

Раиса Петровна не стала спорить. Может так и лучше. Ведь старший уже в школу ходит. За ним присмотр требуется. Да и помнит он отца, тянется к нему. Отдала она его Николаю. Иногда мальчик гостил у бабушки, та у него все расспрашивала:

Внучок, ну как ты там живешь? Не обижают тебя?

Тот отвечал, что нормально. И больше никаких комментариев. Ну а что он ей мог рассказать? Правду, как оно есть? И он переживал, чтобы не опоздать на свой рейс автобусный, а то заругают.

Так шли годы…

Виточка, младшенькая, уже школу окончила. А средняя, Полинка, училась в институте. Максим сразу после школы решил ездить работать в Москву, чтобы сестренкам помочь выучиться. Он все также жил с папой. Собственноручно ремонт сделал им, технику покупал.

Рад был Николай, что такой работящий сын у него вырос. Руки откуда надо растут. И тут новая неприятность…

Померла вторая жена Николая. И через какое-то время им сообщили, что не стало Максима…Как выяснилось, он болел диабетом. Только никто об этом не знал. И он сам тоже. Его здоровьем никто никогда не интересовался. Он ел, что попало, много работал вот организм истощился и дал сбой. Кто такой ритм выдержит?

После смерти женщины, с которой все это время проживал Николай в гражданском браке, решила забрать себе дом. А ведь сколько всего в него вложил Максим! Сколько денег и труда!

У Николая насчет этого дома были свои планы. Он опять влюбился в одну медсестричку из районного центра. Она его в город приглашала. Думал ее квартиру продать, добавить и купить что попросторнее. Только дом продать нужно было в селе.

Только не успел он провернуть это дело — родня бывшей налетела и выгнали его. Чтобы не выглядеть приживалой, Николая распродал все подарки и покупки Максима и повез новую пассию на море вместе с ее дочкой и внуками. Решил шикануть по полной.

Но приятный отдых был испорчен звонком из родного поселка. Позвонила племянница первой супруги:

Коля, мы тут по селу на памятник Максимушке собираем. Теща твоя слабая, не может этим делом заниматься. Мы скидываемся по пять-десять тыщ, сейчас все дорого. Только твой сын однозначно заслужил самый лучший. Сколько ты пришлешь?

Понятное дело, помогу. Только больше тыщи не дам — негде взять! — стал бубонить в телефон Коля.

Тогда племянница не выдержала:

Ах ты негодяй! От детей сбежал, жил все время на всем готовом, а сейчас сыну, которого использовал вместо раба, денег на памятник не найдешь? Распродал все его вещи! Там сколько деньжищ было заложено! Куда все прогулял? Ну ничего, Бог тебе судья, оставь себе свою тыщу. И не смей приходить на кладбище. 

Когда они вернулись с курорта, то новая пассия была всем недовольна. Сердилась на ухажера, злилась. Он уже и так к ней, и эдак. А после она пропала. Даже ночевать не приходила. Спустя несколько дней заявился ее зять и выпроводил Николая. “Тетя Зина не приедет, убирайтесь!”

Что было делать мужику? Отправился он к своим дочерям. И пришлось принять отца самой младшей дочери, которая и видела его в жизни всего пару-тройку раз…

Отец сначала отказался от детей, а на старости лет пришел к ним век доживать
После сделанного ремонта и реконструкции наш дом стал очень популярным у родственников