Однажды вернулся домой после рабочего дня, а жена попросила меня поносить сына. Вот ведь бессовестная, я же устал, в отличие от нее

Мы с супругой из небольшого шахтерского городка. Наша семья всегда была дружной, растили троих сыновей: старшему — пять лет тогда было, среднему — три, самому младшему — полтора годика. Я работал шахтером, Ира, жена, была в декрете, поэтому дети были на ней.

В общем, жили хорошо. Но однажды произошло то, что навсегда перевернуло мои представления о семейных обязанностях. Я считал труд шахтера самым тяжелым трудом. Возвращался я после рабочего дня в чистый дом, уютный, где меня встречала приветливая жена и всегда кормила вкусным ужином

А однажды я пришел с работы, тогда нашему младшенькому сыночку было всего восемь месяцев, а жена и говорит:

Миша, можешь поносить Темку. А то я не могу уже, руки отваливаются, спина болит. Вроде, еще маленький, но так тяжело его носить.

Ань, да ты совсем совесть потеряла. — возмущенно заявил я. — Сама целыми днями дома сидишь в тепле, в добре, когда я по шахтам лажу. Думаешь, у меня руки не болят и спина? Так налазишься за день, еле выползаешь.

И вот, когда Темка был уже полуторагодовалым ребенком, умерла бабушка моей жены, которая и воспитала Аню-сироту. Решили, что жена сама съездит на похороны, чтобы не дети не томились, ведь дорога дальняя. Я остался с сыновьями. Отпросился на работе. Как же я ошибался, думая, что отдохну дома, до отпуска то далеко…

В первый же день дети меня настолько вымотали, спать днем не захотели, пришлось их развлекать, кормить и все такое. Благо, вечером все уснули нормально. Вдруг вспомнил, что не выходили на улицу гулять, а жена говорила, обязательно гулять. Думаю, ладно, на следующий день сходим точно.

Утром дети проснулись и стал вопрос, чем их кормить. Пока варил молочную кашу, молоко дважды сбежало, потом каша начала лезть поверх кастрюли. Полагаю, из-за того, что я неправильно рассчитал порцию. Мое состояние поймут только те, кто знаком с произведением “Мишкина каша” Николая Носова. Только я его переплюнул — моя каша сгорела вообще. Если, конечно, эта вонючая, серая, в точечку, масса называется кашей. В квартире стоял ярко выраженный запах гари!

Короче говоря, я не видел другого выхода, чем накрошить в молоко булочки и накормить малышню. Думаю, ну ее в жопу, эту поганую кашу! Она во всем виновата, уж точно не я.

Потом думаю, пора выходить гулять на улицу. Одеваю детей, благо, что старший Матвей уже сам умеет одеваться. Одел младшего Темку, среднего Кольку, как вдруг Темке припекло в туалет. Твою ж дивизию, говорю, сейчас, мол потерпи, раздену тебя. Пока раздевал, сыночек надудонил в трусы. Пришлось полностью переодевать его. Пыхчу, но пытаюсь сдерживаться. Тут старшему стало жарко, средний за ним подхватил. с горем пополам вышли. Погуляли, пришли домой, снова надо думать, чем детей кормить. Подумал про кашу и сразу отставил эту идею. Решил сварить детям картошку-пюре. Тут все получилось, накормил. 

Вечером решил супа наварить — тут-то я мастер. Поставил бульон вариться, пока дети легли на дневной сон, я и сам подумал отдохнуть. Прилег, уснул, проснулся от детского ора и странного запаха… Дети проснулись, игрались, а суп мой побежал через край и залил всю плиту. Накормил мелких папиным супом, уложил спать. вспомнил, что не покупал их. Ладно, жена не узнает, завтра покупаются. Хотел еще убраться в квартире, потому что срачельник был еще тот, на кухне горы немытой посуды, с утра еще засохшая сгоревшая каша, плита залита супом, вещи, игрушки разбросаны…

Прилег отдохнуть и уснул до утра. Проснулся в шоке от того, что проспал всю ночь, так и не убравшись в квартире. Думаю, за что первым делом хвататься: убирать, готовить завтрак детям? Вдруг раздался звонок в двери… С ужасом думаю, кто это в такую рань. Открываю двери — жена стоит любимая! Родная! Как же я рад тебя видеть! Да если бы Аня не вернулась, точно в дурку загремел бы!

Ну что, все живы? — улыбнувшись спросила она.

С того дня я изменил свое мнение на счет того, что шахтер — это самая трудная профессия. Теперь я точно знаю, что самый огромный и очень сложный труд — быть матерью и хозяйкой! А раньше ведь не ценил, что возвращаюсь в уют, чистоту и порядок, в дом, где всегда убрано, вкусная еда приготовлена, о детях позаботились…

Однажды вернулся домой после рабочего дня, а жена попросила меня поносить сына. Вот ведь бессовестная, я же устал, в отличие от нее
— Мой сын не может приехать один, раз у него жена и ребенок есть!