— Не ложи ему мяса! Ведь он на него денег не заработал. Пусть макароны ест! И хлеба ему вчерашнего дай – тогда он его меньше съест!

 Меня зовут Лена. Мне тридцать пять лет. Четыре года назад мой муж умер и я вернулась жить к своей маме. Мама этому не очень рада была. Я работала и на работе, и всю домашнюю работу делала: лишь бы нам с сыном было, где жить.

 Потом я с Анатолием познакомился. Он работал, жил в своем доме. Он был моим ровесником. Вскоре он предложил мне выйти за него замуж. Я была этому очень рада.

 Мы с сыном переехали к Анатолию жить. Сначала все было вроде как нормально. А потом вдруг Анатолий начал смотреть и считать, сколько и чего съедает мой сын.

— Лена! Ты только посмотри, что твой сын делает! Он уже пятый бутерброд с колбасой есть! Куда ему столько? Где они только в нем помещаются?

— Толик, он ведь подросток, растет сейчас интенсивно!

 Леша и, правда, был сейчас в таком возрасте, когда мальчики сильно растут и поэтому много кушают.

— Не ложи ему мяса! Ведь он на него денег не заработал. Пусть макароны ест! И хлеба ему вчерашнего дай – тогда он его меньше съест!   — сказал мне однажды Анатолий.

— Да я ему свой кусок мяса положила!

— Лучше бы ты этот кусок мяса мне отдала!

— Тебе, что жалко еды для моего сына?

— Жалко! Ведь он же деньги не зарабатывает, а ест за троих сейчас!

— Но ведь я тоже работаю и деньги зарабатываю!  А Леше всего четырнадцать лет. Где, он, по-твоему, работать может?

— Мог бы, если бы захотел и найти себе какую-нибудь работу! Не ребенок ведь уже! А про свою зарплату ты вообще молчи! Что ты там получаешь за копейки! А сейчас все так дорого!

 Я не выдержала, расплакалась. Вот как жить дальше? Так хочется забрать сына и уйти. Но куда? Ведь некуда совсем…

 У мамы ведь не лучше жить… Даже хуже…

— Не ложи ему мяса! Ведь он на него денег не заработал. Пусть макароны ест! И хлеба ему вчерашнего дай – тогда он его меньше съест!
— Да Кать, нам нужна пауза. Мы расстанемся, но не навсегда. Давай на год, Кать? Год точно даст нам понять, нужны ли мы друг другу