— Нам нельзя квартиру поровну делить, у меня же дети. Возьми только десятую часть

Мы с супругом проживаем вместе уже почти 16 лет в городе Перми. Супруг работает по контракту, а я ни минуты не думая поехала за ним сюда из столицы. В этом городе у нас были рождены дети, на протяжении долгих лет мы арендовали для нашей семьи жилье. Нас поставили в очередь на получение своего жилья, однако перед нами всегда получали квартиру льготные категории граждан. Я не стала рисковать ради недвижимости рожать еще одного ребенка (при рождении третьего мы бы получили статус многодетной семьи).

У супруга нет родных, а мои родственники с годами потихоньку отдалились от нас, моя мама беспокоилась больше о брате, за мою жизнь она не волновалась, а жизнь моих детей ее вообще не интересовала. С внуками за все время она встречалась лишь дважды, и то, они тогда были совсем крошечными. Пару лет назад брат доставил маму к нам в Пермь. Но только не потому, что она вдруг начала беспокоится за нас и интересоваться нами. А потому, что ее ударил инсульт, и теперь она нуждалась в хорошем уходе.

Брат почему-то подумал, что матери станет комфортнее проживать с нами в однокомнатной квартире, которую мы снимаем, а не в столице в трешке! А причина в том, что супруга брата не собиралась ухаживать за своей свекровью, у них были плохие отношения. Мы и до маминого приезда жили не очень хорошо, а теперь стали жить еще сложнее. Я ушла с работы. Эти 2 года жизни мамы останутся навсегда в моей памяти. Нам катастрофически не хватало денег, дети были возмущены, мама была недовольной постоянно. Дети переживали, что их заставили жить в маленькой квартирке, да еще и с больной бабушкой, которая ничего им в жизни не дала.

И до болезни у мамы был скверный характер, а после ее характер ухудшился еще в 10 раз. Проживать совместно было испытанием. У нее получилось настроить детей так, чтобы они меня не слушались. А так как они не хотели проживать с ней, то старались не приходить домой на ночь.

Когда мама ушла из жизни, у меня на душе возникло облегчение. Хотя мне очень стыдно за такое состояние. Брат изредка звонил и интересовался: «Еще жива?». Когда я положительно отвечала, то он тяжело вздыхал и клал трубку. Когда до него дошла новость о смерти мамы, он расправил крылья и начал трезвонить:

— Ты же занятая. Я предлагаю тебе переслать в Москву для меня свидетельство о смерти, а я с ее наследством сам все решу и тебя не обделю.

Конечно, родную маму переселил из дома ко мне, а теперь будет наследство раздавать. Я понимала, что здесь что-то неладное. В кругу семьи мы решили поехать в Москву. По приезду я оформила право на наследование и поехала домой. Брат после этого был очень зол:

— Мы же все обговорили. Нам нельзя квартиру поровну делить, у меня же дети. Мы в столице ничего не купим. Только на однокомнатную и хватит. А ты в провинции несколько квартир возьмешь за эту же сумму. Возьми только десятую часть.

Супруга брата вообще набралась наглости и приехала к нам в город. Она начала рассказывать, как им сложно жить и как они нуждаются в деньгах.

— Ты же не должна так обращаться с нами. Вы же имеете квартиру, смотри какая она замечательная. Она окинула взглядом нашу арендуемую однушку и чуть не заплакала. Конечно, мы – богачи, а она в столичной квартире – бедная. Уехала она, не решив своей проблемы, злая на нас. Напоследок я произнесла ей:

— Если бы вы не отправили ко мне мать, я бы даже не подавала на наследство. А теперь вы уже совсем переборщили.

В ответ она воодушевилась и предложила мне заплатить, якобы в качестве компенсации ухода за мамой в течение двух лет. Я дам 300 000 рублей, достаточно же? Она уже подорвалась идти в банк снимать деньги. Но с условием, что я откажусь от наследства.

Вот и бедные оказывается. У нее 300 000 в банке свободно лежит, а она просит меня отказаться от причитающейся мне доли. Я отказала ей в ее просьбе. Имущество продали и поделили все поровну. Мы с супругом приобрели 2 квартиры в Перми. Для себя двушка, а детям на будущее однокомнатную. Мы перестали тратить деньги на аренду жилья и стали, наоборот, получать доход от однокомнатной квартиры, которую, пока еще дети не совсем взрослые, стали сдавать. Это облегчило нам жизнь.

У брата сложилось тоже все неплохо. Его тесть добавил им денег, и они приобрели себе квартиру. Но мы с ними не общаемся, так как они остались в обиде на меня за то, что я забрала свою долю. Оказалось, что маменькин сынок хотя бы раз не получил, что пожелал. 

— Нам нельзя квартиру поровну делить, у меня же дети. Возьми только десятую часть
— Так мою квартиру снимайте! — предложила свекровь