Мы встретились четыре года спустя после развода. Потом было кафе. Неожиданно Вадим предложил поехать ко мне

Он изменяет со мной той, с которой когда-то изменял мне

Мы развелись с Вадимом четыре года назад. Встретились в кафе, куда одновременно, друг за другом зашли выпить кофе. Я уже делала заказ, когда услышала знакомый голос:

— Наташа, ты?

Обернувшись, увидела своего бывшего мужа. Не знаю почему, но встреча вызвала у нас обоих очень положительные эмоции, несмотря на то, что расставались с руганью и скандалами. Недопитый кофе стоял на столике, а мы болтали, не обращая внимания на то, что на наши вспышки смеха оборачиваются другие посетители. Наверное, все они думали, что мы с Вадимом влюбленная пара, у которой еще не закончился конфетно-букетный период отношений.

Мы много чего вспомнили, хорошего. И как путешествовали после свадьбы, как провернули беспроцентный кредит на квартиру, как делали ремонт и покупали обстановку, как отмечали праздники, ну и интим тоже затронули… После нескольких фраз на эту тему Вадим перестал улыбаться и серьезно сказал:

— А давай, поедем к тебе?

Я удивленно спросила:

— Так ты же мне рассказывал о жене, ребенке, что у вас все хорошо…

— Да, хорошо… Сейчас!

Вадим достал телефон и набрал жену. Артистизм, с которым он изображал разочарование от «срочной командировки» на день-другой удивлял. Я просто заслушалась, как он скучает, любит и просит купить шоколадку дочери от папы… В то, что ему безумно не хочется ехать, но надо, невозможно было не поверить.

Мы провели бурный вечер, и не менее бурную ночь. Утром Вадим засобирался на работу, так как начальник был не в курсе, что отправил его в командировку. Прощаясь, спросил, не против ли я периодически встречаться? Зачем? Просто соскучился. И опять, он это так произнес, что я на мгновенье поверила.

Наш роман затянулся. «Командировки» Вадима участились, кроме них он изобретательно врал жене о «встречах спонсоров», «заключении сделок», «срочных отчетах», «внеплановых проверках» и т.д., и т.п.

Я слушала все эти его отмазки и внутренне улыбалась. Конечно, понимала, что из нас двоих свободна только я, но от наших встреч я получала истинное удовольствие, как ни с одним из тех мужчин, с которыми периодически заводила интрижки после замужества. Вадим это чувствовал и старался вовсю. Но, примерно через полгода, оскому я сбила, и моему бывшему мужу приходилось «сражаться на два фронта» — уговаривать меня о встречах и убеждать жену, что опять напрягли по работе. Не знаю, какие чувства Вадим испытывал, когда напропалую врал жене. Скорее всего она догадывалась, что все эти его исчезновения не случайны, и не по работе, по крайней мере, большая их часть.

Не знала она одного. Того, с кем изменяет ее супруг. Мы с Анастасией, поменялись ролями. Когда-то в роли обманутой жены была я, а она без зазрения совести кувыркалась с моим мужем в постели. И мне тогда приходилось выслушивать «сочинения на вольную тему» о срочных делах любимого. Я не опускалась до перепроверок или слежки, пока не убедилась, что муж не остановится, не зная никаких границ вранья.

А Вадима со мной, как и когда-то с Анастасией, что называется, понесло. Чтобы я более охотно соглашалась с ним переспать, он начал дарить мне подарки, стоившие серьезных денег. Я их принимала как компенсацию за его прошлые измены и, в какой-то степени, из желания отомстить Анастасии.

Единственное, что мучило мою совесть, это его дочь. Не хотелось верить, что и с ней Вадим так же лицемерит, как с женой. Поэтому однажды, поутру, после особенно активной ночи, решила прекратить наши встречи. Расслабившийся любовник удовлетворенно сказал:

— Ну ты даешь! Прямо, как в медовый месяц…

А я остудила его восторги фразой, которую он в тот момент совсем не ожидал:

— И чего тебе не хватало, когда мы были женаты? Вранья, как и теперь? Счастье закончилось, возвращайся в семью, если не к Насте, то, хотя бы, к ребенку.

Серьезность, с какой я сказала это, совсем не располагала к дискуссии. Вадим молча оделся и ушел, сухо попрощавшись. А я подумала: «Побаловалась, отомстила, и хватит, Наташа!»

Больше мы с Вадимом не встречались. Надеюсь, до него хоть что-то дойдет после моих прощальных слов.

Мы встретились четыре года спустя после развода. Потом было кафе. Неожиданно Вадим предложил поехать ко мне
Дочка всегда для матери роднее будет, чем сын, который уйдет