Моя грустная история, в которой я сама и виновата

Я росла в бедной семье. Мама работала учительницей младших классов, а папа – сантехником. Возможно стереотип, что все сантехники увлекаются спиртным и стопроцентный, но в моем случае это действительно так. Папа часто входил в запои, а его коллеги были не лучше, всегда были готовы и поддержать в желании выпить, и поделиться, и «полечить» с утра.

Окончив школу, я переехала в другой город, закончила училище и устроилась работать в парикмахерскую. Вскоре закончила еще и курсы маникюра, взяла кредит, купила себе все необходимое для этой, казалось бы, незатейливой процедуры, и постепенно собрала очень внушительную базу клиентов. До этого я даже не предполагала, что среди желающих сделать маникюр так много мужчин.

Конечно, они не разрисовывали себе ногти и не клеили силиконовые накладки, но иметь красивые пальцы хотели. Как правило, это были достаточно обеспеченные люди, бизнесмены, поэтому они не жалели денег на чаевые, и мои заработки были очень приличными. Приличными настолько, что через пару лет я смогла приобрести себе квартиру, небольшую, одна комната, не самой лучшей планировки с кухней и санузлом, но своя!

Еще через какое-то время у меня появился постоянный клиент, руководитель одной из крупных фирм нашего города. Он был старше меня на девять лет, черты лица были просто отталкивающими, но, отдавая дань моде, раз в неделю приходил привести ногти в порядок. Вскоре, кроме баснословных чаевых, он стал каждый раз приносить мне букеты. Честно говоря, глядя на его черты лица, трудно было питать к Александру (так звали моего ухажера) какие-то пылкие чувства. Постепенно мы познакомились поближе, и я узнала его лучше, как человека – очень доброго, душевного и щедрого.

Наш конфетно-букетный период длился недолго. Мне было очень приятно внимание Александра, наверное, я тогда еще не любила его, просто была очень благодарна за его отношение ко мне, поэтому просто не могла отказать, когда он сделал мне предложение.

После свадьбы у нас было замечательное путешествие, я уволилась с работы, переехала к своему мужу. Все что требовалось от меня – следить за собой и дарить общение Александру. У него практически не было друзей, партнеров по бизнесу – да, много, а настоящих, которым он мог бы доверять – единицы. Думаю, что и я вошла в их число, Александр ценил меня не только как женщину, но и часто советовался со мной, не скрывая ничего из своих деловых вопросов.

За три года нашей семейной жизни я расслабилась. В нашем доме хозяйство вели домработница, повар и садовник, поэтому я, если что-то и делала, то только в свое удовольствие.

У нас было все, не хватало только ребенка, и муж начал меня убеждать рожать. В принципе я и не возражала. О своем несостоявшемся материнстве сразу после школы, когда я забеременела от бывшего одноклассника я Александру не рассказывала. Тогда мне пришлось сделать аборт, но врач сказал, что препятствий к будущей беременности нет.

Но у меня было препятствие чисто моральное. Я переживала, что ребенок, вдруг девочка, будет похож на отца. Для меня это стало бы просто катастрофой.

Как-то, в городе, я встретила свою напарницу по парикмахерской и маникюру. Мы зашли в кафе, разговорились, и я зачем-то поделилась с ней своими опасениями относительно внешности будущего ребенка. Подруга быстро нашла выход из ситуации, предложив мне зачать от одного ее знакомого, известного бабника, но с внешностью Ален Делона. Я засомневалась, но знакомая так настойчиво и убедительно уговаривала, что, махнув рукой, я сдуру согласилась.

Втайне от мужа я встречалась с этим красавчиком всего три раза. Что сказать, конечно, выглядел он великолепно, как и великолепен был в постели. Рассчитавшись с ним и с моей сводней, я стала ждать тех самых дней. Естественно, во время этого ожидания практически каждый день занималась любовью с мужем. Даты, когда я могла забеременеть определил врач, поэтому я не опасалась, что это могло произойти от мужа.

И вот результат – задержка и заветные две полоски. Александр на радостях повез меня в ювелирный магазин и предложил выбрать любое украшение на мое усмотрение. Честно говоря, на душе было гаденько, я уже жалела, что так поступила, но деваться было некуда.

Родила я в срок, красивую девочку, даже сразу после родов на ее личике явно просматривались черты ее биологического папы.

Дочка росла, Александр был на седьмом небе от счастья, баловал и меня, и ее, а я постепенно забывала, что забеременела не от мужа.

Конечно, у нашей Алины было самое лучшее – игрушки, садик, школа, девочка росла очень смышленой и очень красивой. Ею любовались не только мы с мужем, но и все окружающие.

Ни со своей подругой, ни с «Ален Делоном» я не встречалась, считая, что никто ни на кого не в обиде, тем более, что они мне пообещали все сохранить в тайне. Донор, от которого я родила дочь, наверное, действительно забыл обо мне, а вот подруга – нет.

Встретились мы с ней, когда Алине было уже пятнадцать. Знакомая выглядела не ахти и, оценив мой внешний вид, с явной завистью сказала:

— Да, видно, что ты, как сыр в масле купаешься, а у меня дела совсем плохо, парикмахерская разбежалась, перебиваюсь разовыми стрижками… Может, поможешь немного?..

Уже тогда, видно, у нее в голове созрел план – шантажировать меня тем, что ей было известно. Я сразу об этом не подумала и просто дала ей довольно крупную сумму, как бы в долг, но подразумевая неограниченное время «кредита».

С тех пор знакомая начала мне встречаться примерно раз в месяц, и каждый раз просила (если это можно так назвать) взаймы. При очередной «просьбе» я спросила, не думает ли она искать работу, а ответ «нуждающейся» все расставил на свои места:

— Зачем мне искать? У тебя денег куры не клюют, все хотела с тобой поговорить на эту тему, чтобы не делать вид, что не понимаем, что к чему. В общем так – ты мне платишь … долларов в месяц, а я молчу о том, от кого ты родила Алину. Идет?

Это был уже откровенный шантаж. Хотя сумма названная аферисткой была и вполне реальна, я понимала, что этим дело не ограничится, начнутся требования «премий», «праздничных» и т.д. Поэтому, просто послала вымогательницу подальше.

А уже вечером у меня состоялся разговор с мужем. Он не стал ходить вокруг да около и прямо спросил, почему какая-то сумасшедшая позвонила ему и посоветовала сделать анализ ДНК на отцовство?

Я поняла, что проиграла по всем статьям и призналась, что родила не от него. Когда Александр услышал, его лицо приняло какой-то землистый оттенок, а потом он, справившись с эмоциями бросил:

— Значит так. Завтра я подаю на экспертизу. Послезавтра будут результаты, месяц ждать не придется. После этого разводимся. Дочь остается со мной, можешь даже не дергаться, если не хочешь неприятностей. Тряпки и побрякушки можешь забрать. Двух дней тебе на это хватит. С арендаторами твоей квартиры я вопрос решу сам. Дочь на несколько дней отправлю к своим родителям, пока ты исчезнешь из нашей с ней жизни. Надеюсь, все понятно.

Александр больше со мной не общался, приказав домработнице ограничить на эти два дня мои передвижения по дому спальней и санузлом.

А через два дня я очутилась опять в своей однокомнатной квартире, из которой выехала почти двадцать лет назад…

Так я потеряла все, что имела. Не знаю, как бывший муж объяснял ситуацию Алине, но с дочерью он мне запретил общаться. Его охранник предупредил меня, чтобы я не делала глупостей, стремясь пересечься с девочкой тайком.

А ведь все могло быть совершенно иначе, не поддайся я тогда на уговоры шантажистки, кстати, оставшейся ни с чем, с ней тоже провели «воспитательную беседу» по поводу возможных глупостей…

Моя грустная история, в которой я сама и виновата
Зять дочери кушать не разрешает, фигуру ее бережет…