— Мама забрала у меня ключи от дома! – прямо с порога выпалил муж

— Мама забрала у меня ключи от дома! – прямо с порога выпалил муж.

— Ну, а что ты хотел? Там теперь семья. Ты ж ведь шлялся туда, когда тебе вздумается. А тебе самому, например, нравилось, когда твоя мама сюда, как к себе домой всегда приходила? В любое время дня и ночи!

— Не сравнивай. Там я вырос, это мой родной дом. А теперь что – нужно каждый раз разрешения у них спрашивать, чтоб приехать к матери? Мне этот мамин новый муж так и сказал – каждый раз предупреждай, когда в гости соберешься.

— Ну, ты еще скажи мне, что мама, выйдя за этого человека, по-прежнему осталась твоей матерью. И в первую очередь она мать, а потом уже жена и все остальное, — улыбнулась я.

— Да, именно так и скажу! – с обидой ответил муж.

Нехорошо над супругом смеяться. Но ведь он делает целую трагедию из случившегося.

Замуж моя свекровь вышла три месяца назад. Повстречались они с ее будущим мужем совсем немного. Она прокомментировала это так: «Мы же не молоды уже, нам некогда годами букетиками-цветочками заниматься. Чего зря время тянуть?»

Теперь свекровь светится от счастья, и наконец отстала и от меня, и от своей дочери. Она и правда доканывала своей «заботой» дочь – мою золовку. И когда Алла Алексеевна стала новоиспеченной женой, все стали счастливы! Все, коме моего супруга.

За последние годы муж мой, Виталик, привык, что мама регулярно готовила котлетки и борщики, и таскала еду к нам домой. Несмотря на то, что я сама всегда готовила завтраки, обеды, ужины. Сначала моему мужу скармливалось все то, что с такой заботой приготовила мама, ну а после, если оставалось еще место в желудке, и моя еда шла в ход.

Если не дай Бог, муж мой заезжал за мной после работы, и не был дома во сколько положено быть, в квартире начинался самый настоящий конец света. Все переворачивалось вверх дном, на кухне в огромной кастрюле кипятилось дорогущее шелковое белье (причем, и постельное, и нижнее), ребенок стоял в углу за кучу несуществующих провинностей.

Я неоднократно умоляла мужа забрать у Аллы Алексеевны ключи от нашей квартиры.

— Хорошо, заберу. Потом. Ну, мало ли, а вдруг надо будет Никиту из садика забрать, когда нам понадобится куда-то уйти? – обещал мне Виталик.

«Понадобится куда-то уйти» … Да после приезда в наш город свекрови, мы и ходить-то куда-то начали только после того, как у нее появился жених! Собрались в кино? Всегда идем втроем. Алла Алексеевна неизменно садилась между нами, и брала сыночка за ручку. Брала попкорн из его упаковки, и еще умудрялась ему в рот запихнуть. У меня, глядя на это, был рвотный рефлекс.

Романтическое свидание в ресторане? И мама с нами. Погулять по городу? С мамой. Поход в театр? Ну, куда же без мамы? Ей же ведь одной дома скучно.

А когда на горизонте появился ухажер, и она не привезла как обычно обед сыночку, у меня был целый праздник! Я ведь всегда понимала – вся ее демонстративная забота – от нечего делать. Нашлось чем заняться – мужа нового обхаживать – и о сыне моментально забыла.

Я счастлива, золовка – тоже. А Виталик мой как с ума сошел. Начал мотаться к мамочке по сто раз на день. Новому маминому мужу учинил настоящий допрос. Потом наговорил матери кучу претензий к нему.

— Виталий, дорогой мой, мне абсолютно все равно, что ты думаешь о Валерии Павловиче. Я сама разберусь. Он – моя семья, — и выставила сыночка за дверь.

Когда я передала этот разговор своей матери, она долго смеялась. «Свекровь твоя больше мужик, чем сам Виталик», — был мамин вердикт.

Когда мы с Виталиком только познакомились, Алла Алексеевна жила в противоположном конце страны с третьим по счету мужем. Квартиру свою она просто переписала детям, и уехала!

Даже на свадьбе нашей ее не было. А тут вдруг явилась через десять лет. И давай изображать из себя любящую мамочку. И невестка у нее такая-сякая, и дочка родная какого-то альфонса подобрала.

Уехала Алла Алексеевна, когда моему мужу было всего девятнадцать, а сестре его Людмиле – семнадцать! Ладно Виталик совершеннолетним уже был. Но оставить ребенка-подростка семнадцати лет ради какого-то мужика – это выше моего понимания! Так поступают только кукушки. Поэтому и забота ее, мнимая, вызывает рвотные рефлексы.

Виталик тогда очень обрадовался ее возвращению. Наверно в детстве недополучил материнской ласки. Вот и радовался, как ребенок, ее вниманию.

То, что сейчас она забрала у него ключи от своей квартиры – было правильным решением. У них своя семья. И нечего другим туда шастать.

Подросший ребенок не должен вмешиваться в жизнь своей матери. Как и она, в свою очередь, тоже не имеет права вмешиваться в жизнь взрослого сына.

Смотрю, муж вроде, успокоился. Но куда-то засобирался.

— Куда ты?

— У сестры есть запасной ключ от квартиры мамы. Я дубликат сделаю, — и убежал.

А я вот что думаю – свекровь так чрезмерно опекала сына, что теперь пожинает плоды. Пусть теперь прочувствует, каково это – когда нарушают все границы. Приходят, когда вздумается, да еще и супругов критикуют. Мужа отговаривать не стану, пусть свекровь помучается теперь. Я права?

— Мама забрала у меня ключи от дома! – прямо с порога выпалил муж
Отец сначала отказался от детей, а на старости лет пришел к ним век доживать