— Мама, мне 40 лет! Я вправе сама решать, какую мне надевать шапку!

— Мама, мне 40 лет! Я вправе сама решать, какую мне надевать шапку!

Саша смотрела на Валентину Петровну и замечала, как волна бешенства накрывает маму с головой. Дочка впервые за все годы решилась ей ответить. Ее родительницу еще со школьных лет все называли “бешеной мамочкой”. И с этим, увы, не поспоришь.

Строгость и дисциплина были на первом месте у Валентины Петровны. Она никогда не подбирала выражений и рубила с плеча. В крайнем случае она могла ударить дочь, о колких выражениях и смысла нет вспоминать. Но при этом она любила свою дочь какой-то необъяснимой любовью. Ее гиперопека — прямое тому доказательство. Она всегда покупала ей самые лучшие игрушки и наряды.

Муж первое время пытался образумить жену, а потом понял — бесполезно. Саша до сих пор с ужасом вспоминает, какой скандал устроила ее мама, увидев одноклассниц с макияжем.

— Семиклассницы, а выглядите, как… В туалет — смывайте!

— Вы не имеете никакого права нас воспитывать, у нас есть родители! — возмущались девчонки.

— Вы умывайтесь, а с ними я еще поговорю. Я всех обзвоню, чтобы знали, какие вы бесстыжие.

— Мама, это же нормальное явление. Они же не пили, не курили, просто красились, — удивилась Саша.

— Ты теперь вообще наказана. Месяц сидишь дома! — крикнула Валентина Петровна.

С тех пор она и стала “бешеной мамашей”. Другие родители ничего постыдного в нанесении косметики не видели, но мама Саши была особенной. А когда она впервые отправилась на свидание с мальчишкой, вообще опозорилась. Маме девчонка не призналась — сказала, что с подругами в кино идет.

Валентина Петровна стерегла дочь под кинотеатром, ведь переживала, как домой Саша добираться будет. Саша заметила и побелела. Ее ухажер не мог понять, что происходит — хохотушка превратилась в тихоню. Он попытался ее обнять, а она скинула руку. Потом он заметил маму Саши, все осознал, но больше дела с маменькиной дочкой иметь не хотел.

Так поступали все Сашины кавалеры.

Когда Саша окончила институт, мама ей начала сама искать жениха. Она приводила сыновей своих подруг, коллег и устраивала сватанье. Слава Богу, к тому времени Саша была уже взрослой, умела хитрить и избегать этих встреч. Она врала потенциальным женихам, что бесплодна, что не интересуется мужчинами и вообще не собирается замуж. Мама все удивлялась, почему не с кем дочка не может построить семью. В конце концов, она решила, что дочке нужна отдельная квартира, чтобы обустроить свою жизнь.

Валентина выкупила у брать часть родительской квартиры, сделала ремонт и поселила туда Сашу. Думаете, девушка наконец-то обрела свободу? Не тут то было! Мамочка приходила к ней каждый день, как по графику. Она следила за порядком, за тем, что дочка готовит, как быт ведет. Наводила свои порядки и жаловалась мужу. Мол, конечно, ее никто замуж не возьмет, она же совершенно к самостоятельной жизни не приспособлена.

Возражения Саши никто и слушать не хотел. Естественно, с личной жизнью был полный провал. Нормальные парни, которые нравились Саше, не нравились матери. Видите ли, их только квартира в центре интересует. Родственница обзванивала их, угрожала и запрещала приближаться к Саше. Все понимали — лучше от такой невесты бежать подальше. 

В 33 года Саша все-таки встретила свою судьбу. Эти отношения она тщательно скрывала от матери. Однако последствия утаить не удалось — она забеременела,

— Как ты могла так поступить? — орала Валентина Петровна.

— Мама, мне 33 года. Когда мне ребенка рожать? — возмущалась Саша.

— Ты его как воспитывать будешь, если сама еще ребенок? Кому ты нужна с прицепом?

— Рома сделал мне предложение.

— Он сделал предложение не тебе, а твоей квартире!

— Мама, он любит меня. Отстань от нас, и у нас будет нормальная семья.

— Ты не сможешь без меня ребенка воспитать! Еще чего!

Несмотря на скандалы и ссоры, свадьба состоялась. Теща изводила зятя по поводу и без. Валентина Петровна ненавидела его всем нутром и даже по имени не называла.

— Передай своему, что мясо я для внучки и для дочки принесла, а не для тунеядца лежачого!

— Мама, Рома обеспечивает нас. 

— Так обеспечивает, что я вынуждена каждую неделю вам холодильник продуктами набивать.

— Кто тебя просит? Ты сама все несешь! Не надо ничего нам с таким подходом!

— Как у тебя язык поворачивается, такое родной матери говорить?

После скандала, как обычно, приезжал отец и забирал маму, которая отчаянно держалась за сердце. А потом Саша ругалась с Ромой… Естественно, вскоре супруги развелись. Они любили друг друга, но не выдержали этого напряжения. Страдали, а теща торжествовала.

— Я же тебе говорила, что ты ему не нужна!

Саша много плакала, а потом успокоилась.

Годы бежали с бешеной скоростью. Васенька уже ходил в школу. Бабушка ушла раньше времени на пенсию и занялась воспитанием внука. Она водит его на кружки, к репетиторам, полностью перетянула на себя роль мамы. Внуку это пока нравится. Пока…

Саша теперь выглядит, как старая дева: упитанная, увядающая, обессиленная, без блеска в глазах. Она постоянно работает. Нет, женщина не нуждается в деньгах, она просто не хочет приходить домой. Рома женился во второй раз, у него нормальная семья и обустроенная карьера.

— Сашенька, надень вязаную шапочку, там холодно!

— Мама, мне 40 лет! Я вправе сама решать, какую мне надевать шапку!

А после этой фразы вздыхает и надевает вязаную шапку, как мама велела. Она не может не поддаться этому твердому взгляду.

— Мама, мне 40 лет! Я вправе сама решать, какую мне надевать шапку!
Школьные времена стали для меня адом, поэтому я и не хожу на встречи выпускников