Малыш теперь есть – это главное, и неважно от кого!

— Так вот я ей говорю, чтоб молчала! Смотри, говорю, на Гену, как он сияет! Семь лет не получалось, и вот какая радость. Про Антона просто забудь, словно не было. Малыш теперь есть – это главное! А отцом считается тот, кто воспитал! – делилась мыслями шестидесятилетняя Римма Валерьевна про свой разговор с дочкой Милой.

— И что она?

— Рыдает! Говорит, не может так обманывать. Я ей говорю, что Гена так хотел ребенка, Антону же по барабану будет. Антона ты не знала со школьных времен, да и дальше так же будет, наверно. Разрушать семью по такому мелкому поводу – это просто не разумно!..

… У Милы, в ее возрасте тридцати четырех лет, было все, что требуется для счастливой жизни: прекрасный муж, любимая работа с хорошим заработком. Только с детьми никак не получалось.

По обследованиям в больнице у Геннадия не было ничего, что могло приводить к проблемам с зачатием. А вот у Милы была проблема, которую необходимо было подлечить. Врачи успокаивали, что с такими диагнозами многие женщины успешно беременеют естественным способом. Говорили, что для успеха важно не переживать, пропить некоторые лекарства курсом, сделать контрольное УЗИ…

Мила с мужем выполняли все поручения от докторов, проходили множество процедур, обращались в разные клиники и к разным докторам, даже ходили к знахарям и слушали приметы, а беременности все не было.

У Гены уже была чуть ли не навязчивая идея об отцовстве. Он всегда любил повозиться с детьми друзей, всегда с умилением смотрел на детишек на улице.

— Это какая-то насмешка от жизни, — не понимала Мила, — В настоящем мире сейчас многие мужчины становятся отцами только потому что их уговорили жены и пообещали, что все хлопоты будут тянуть сами. А тут такой обожающий малышей мужчина попался, а детей все нет…

Окружающие люди, видя Геннадия, не раз делились наблюдениями Миле, что из Гены вышел бы прекрасный отец. Так иногда, сказав слово и не подумав, эти люди делали ей очень больно.

— Наверно, нам лучше развестись, — рассказала свои мысли Мила маме в начале осени, — Гена так хочет ребенка, только и говорит о детях. Я все понимаю, он очень любит детей, и они должны появляться в семье. Я чувствую себя какой-то неудачной, даже ребенка не выходит родить… Я думаю, что тогда нечего ему страдать рядом со мной. Он красивый, очень заботливый, примерный семьянин и с достатком. Такого мужчину ждет множество хороших женщин, среди которых он сможет найти себе достойную жену, которая родит ему сколько угодно детей!..

— Ну не надо так еще торопиться, — пыталась успокоить дочку Римма Валерьевна, — Нужно подождать, может быть, все еще у вас впереди…

— Сколько еще ждать, мама? Видишь же, что никак, ну не выходит, а время тоже не стоит на месте… Чего мучиться обоим?

Геннадий же мысли о разводе не рассматривал как серьезные:

— Это просто у тебя усталость! Нам нужно съездить отдохнуть вместе и все будет!..

Спустя время они и правда отправились вместе отдохнуть у моря. И по случайности именно там Мила встретила Антона. Это ее первая любовь в школьные годы. Гена же в то время плохо себя чувствовал, может быть, отравился или перегрелся, и поэтому пару дней поправлял здоровье в номере. А Мила тем временем проводила время с Антоном… И у них все тогда и произошло. Они даже не стали оставлять друг другу номера телефонов – Мила все-таки решила, что детская любовь должна оставаться в детстве.

Спустя время Мила поняла, что та встреча не прошла бесследно…

… Гена святился от счастья, носил ее на руках, был готов на любые подвиги. А Мила пряталась и ревела в укромных местах. Мама же Милы пыталась убедить дочь собраться и забыть встречу с Антоном ради семьи и будущего счастья.

— Мила, за столько времени, сколько вы уже пытаетесь завести ребенка? Уж вполне может быть, что ребенок от Гены! – пыталась Римма убедить свою дочку несколько недель, — А если и не от него, то что особо меняется?

— Разница в том, что я обманываю Гену! И я чувствую, что ребенок от Антона.

— Ну и кому будет от этой правды лучше? Не нужно совершать ошибок! Сейчас тебе нужно думать о малыше и своем здоровье. Ходи, думай о родах, а прочие события не вспоминай даже. Все должно быть хорошо!

Интересный момент, действительно ли не нужна та правда, которая может принести столько боли разным людям? Если случилось, может, так и должно было быть? И если уже время не вернуть, то нужна ли вообще такая правда?

Хотела ребенка? Ребенок теперь есть, а каким способом неважно. Нужно ли просто радоваться?

Или же стоит все-таки рассказать мужу? Но тогда, возможно, распадется семья. Будущая мама тогда рискует быть мамой-одиночкой, или же ей придется делать аборт, что может поставить окончательный крест на ее возможности быть мамой. Но с одной стороны, она сама все это устроила…   

Малыш теперь есть – это главное, и неважно от кого!
Невестка подговорила сына продать долю в нашей общей квартире