Мачеха обвинила меня в воровстве, а на самом деле она это всё подстроила

 Меня зовут Маша, мне 14 лет.

 Совершенно случайно, по вине своей мачехи, я оказалась в полиции. Все полицейские на меня смотрели с жалостью: они не могли понять, как же родная мать могла привести меня в полицию и обвинить в воровстве?

 А случилось вот что.

 Год назад мой отец  женился на женщине по имени Анна. Она меня невзлюбила с первого взгляда, но старалась это скрывать.

 И вот сегодня она обвинила меня в воровстве серёжек. Она заставила меня обыскать всю квартиру.

— Где мои серёжки?! — кричала мачеха.

 — Да не знаю я! Я  не брала их!

— Ищи!

 Мы с ней перерыли всю квартиру, но так и не нашли  серёжек.

— Ты – воровка! — закричала мачеха. — Я тебя сейчас же в полицию сдам!

 Она заставила меня одеться и повезла в полицию. В полиции она написала заявление о том, что это именно я украла её серёжки. Полицейский смотрел на меня с жалостью.

— Это ты взяла серёжки? — спросила меня полицейский.

 — Нет, я их не брала! А зачем они мне?

— А может быть, они куда-то упали? Вы их искали?

— Искали, долго искали!

— И как же родная мать на тебя заявление  могла написать и в полицию привести? — удивился полицейский.

— А это не моя мама! Это моя мачеха! Папа на ней женился год назад.

— Ого, какая у тебя злая мачеха! Не повезло тебе! — сказал полицейский.

 Тут дверь кабинета открылась, и на пороге появился мой отец.

— Папочка!

— Как ты могла это сделать, Маша? Я никак не могу в это поверить! сказал отец.

— Но ещё ничего не доказано! – сказал полицейский.

— А куда же тогда делись серёжки? — спросил папа.

— Не знаю! — ответила я.

 — Присаживайтесь и давайте во всем разберемся. Как выглядели серёжки? Когда вы заметили пропажу? Когда вы в последний раз одевали их? У вас вообще есть фотография этих сережек? – спросил полицейский, обращаясь к моей мачехе.

  Папа сел на стул, посмотрел на Аню и сказал:

— Рассказывай, Аня!

Аня покраснела и начала рассказывать. Потом она хотела достать из сумочки телефон, чтобы показать фотографию, на которых она была в украденных серёжках.

 И тут на пол неожиданно что-то упало. Аня подняла это и хотела спрятать в сумочку, но полицейский заметил, что это какое-то украшение и сказал:

— Немедленно положите на стол то, что вы подняли с пола!

Мачеха положила на стол серёжки.

— А теперь покажите фотографию  украденных сережек.

На фотографии Аня была как раз именно в серёжках, которые она только что положила на стол.

— Что вообще происходит? —  спросил удивленно мой отец.

— Я просто хотела, чтобы твою дочь посадили в тюрьму или в колонию для малолетних преступников. А мы бы с тобой вдвоём остались!

 — Мне всё понятно! Доченька, прости меня, что я подумал о тебе плохо! — извинился передо мной мой отец. — Пойдём домой!

— А как же я?

— А ты проваливай! Ты обманула меня! Обвинила мою дочь в воровстве! Я не хочу больше с тобой  иметь ничего общего. Завтра же я подам на развод.

— А вы заявление будете писать? — спросил полицейский.

— Какое заявление?

— На жену свою заявление писать  будете? О том, что она нанесла моральный вред и дала ложные показания! — спросил полицейский.

— Нет, не буду. Мы домой пойдем. А вы поступайте с ней как хотите. Хотите оштрафуют, хотите отпустите! Мне все равно!

 Аня сидела на стуле и горько плакала: ей было так обидно, что такое хороший план провалился.

 А мы с папой поехали домой.

 Как хорошо, что в нашей жизни больше не будет этой Ани!

Мачеха обвинила меня в воровстве, а на самом деле она это всё подстроила
В том, что я в двадцать девять лет не смогу принести ребенка в собственную квартиру виновны родители мужа. И я за это их никогда не прощу!