Лучше бы нас в детском доме оставили…

Так получилось, что нас у родителей отняли, а их самих лишили родительских прав — они предпочитали веселиться и вели разгульный образ жизни.

Опекунство оформила бабушка. А я и моя младшая сестра находились с ней рядышком до последнего. До конца ее жизни. Когда бабушки не стало, мы попали к ее хорошим знакомым. Мы были очень рады. Ведь нам не пришлось разлучаться, жить в детдоме, поэтому счастью не было предела. Нас перевезли в город, а до этого жили с бабушкой в деревне. По приезду нас оформили в школу и детский садик. Кроме нас у родителей была дочь — моя одногодка. Мы стали с ней дружить. Даже сели за одну парту. Ведь класс был один и тот же. Гуляли в одной компании, делили игрушки, рассказывали секреты.

Спустя год приемные родители захотели переехать опять в село, поближе к природе. Они приняли решение, что неплохо было бы жить в доме побольше, а заодно заиметь хозяйство, огород, сад. В том же году умер наш родной отец.

В дом мы переселились просторный и уютный, а самое главное — большой. И все было нормально, пока родители не запили. Это стало происходить все чаще и чаще. А затем ежедневно. Стали ссориться, ругали нас, своих детей. 

Мама почему-то ревновала нас к своему мужу, пыталась всячески унизить и даже отлупить.
Мы же не понимали, в чем дело, так как успели привязаться к новой семье. Мы надеялись, что все образуется и встанет на свои места. Но становилось только хуже. Отца уволили и он сидел дома, ничего не делал. Ругня и скандалы продолжались вперемешку с попойками.

Мать обзывалась, кляла нас, била. Даже доводила до слез. Не упускала возможности припомнить, что мы приемные, что никаких прав у нас нет. У меня с рождения порок сердца, в детстве делали операции, можно было оформить инвалидность, но этим никто не собирался заниматься.

Были у нас и куры, и козы, и утки, и коровы. На нас лежали обязанности нарвать им травы, поубирать в сараях, накормить животных. Случалось, что мы очень уставали и падали с ног от усталости. Но несмотря на все невзгоды и несчастья, мы продолжали любить приемных родителей. Даже побои им прощали, пытались быть ласковыми. Однако они не нуждались в нашей любви.

Шли годы, все шло по старому. Сперва убежала из дому моя 10-ти летняя сестричка. Люди из органов опеки ее нашли и отправили в детдом. Там прошло все ее остальное детствов. 

Когда и мне стукнуло 18, то я тоже смогла наконец сбежать из этого ненавистного дома. Ушла с узелком вещей в неизвестность. Но почему все так закончилось?  Ведь могли же мы быть счастливой семьей и дальше. Приемным родителям платили за нас хорошие деньги, так как мы были сиротами. Но они все пропивали, кормя нас пустым супом с кашей. Сами на закуску покупали колбасу и сыр, но нам таких деликатесов никогда не перепадало. Родная дочь тоже ушла вместе со мной. Не успели они оглянуться, как остались совсем одни. С тех пор никто из детей с ними не общался. Даже родная дочь. Только они не понимают причины такой черной неблагодарности — считают, что нас облагодетельствовали. Как бы не так…

Лучше бы нас в детском доме оставили…
Мой муж оказался лгуном и мерзавцем.