Каждый месяц свекровь приходила и проверяла белье невестки…

Это случилось в небольшой деревушке. Молодежь практически вся выехала в город, но остались те, которые работали на ферме. Среди них и Ульяна.

Девушка окончила техникум и устроилась бухгалтером. Работы было мало. Она хотела бы уехать с подружками, но не могла бросить маму-инвалида. 

Замуж ее никто не звал. Она привыкла жить с матерью, поэтому и не жаловалась. Они отлично ладили и уживались вместе. Однако мама очень переживала за будущее дочери. Ей бы хотелось, чтобы у нее была настоящая семья. 

— Дочка, ты бы присмотрелась по сторонам. Небось, кто-то приглянется.

— Мам, да все выехали, одни старики вокруг.

— А Славик? Он же нормальный, хоть и со своими странностями. Не ленивый, не пьет.

— Мама, ну что за глупости? 

Мать решила давить на жалость. Ульяне пришлось выйти замуж за Славика, чтобы выполнить волю матери. Сразу после свадьбы родственница умерла.

Ульяна переехала к свекрови. Она старалась быть хорошей женой. Муж был действительно неплох, но не совсем здоров — были небольшие проблемы с головой. Но она смирилась и приняла свою судьбу.

— Лениться в моем доме не позволю! Живешь у нас, значит, должна работать, — властно заявила свекровь.

Ульяна не боялась работы. Ей было просто обидно, ведь пока она пахала целыми днями, жена брата мужа сидела без дела. Почему-то свекровь Дашу любила больше. Та же ей внука подарила, да и с приданым в дом пришла. Не то, что Ульяна…

Славик, хоть и был дурачком, не усиленно работал над тем, чтобы невестка забеременела. Но невестка никак не беременела.

— Пустоцвет! — кричала свекровь.

Она срывалась на Ульяне, но верить не хотела в то, что проблема в Славике. Каждый день свекровь проверяла белье невестки. И тут она заметила, что она уже давно абсолютно чистое.

— Забеременела и молчишь? 

— Я сама еще ничего не знаю…

В общем, врач беременность подтвердил. Славик гордился тем, что у него получилось. Однако беременность — не болезнь, как говорила свекровь, поэтому Ульяна пахала в прежнем ритме, пока ее муженек лежал на диване. 

Она плакала по ночам и сама себя жалела. Тем более, был у нее один секрет — ребенок был не от Славика. Как-то брат мужа вернулся пьяный с работы, увидел Ульяну в коротком платье и накинулся на нее. А потом приказал ей молчать, если она хочет остаться живой и невредимой. 

— А если такой же дурачок родится? Болезнь же по наследству передается, — говорила Даша своему мужу.

— А нам какая разница? Все равно мама нам все наследство отпишет.

Так случилось, что Славик попал в тюрьму. Ульяна на тот момент была на 8-м месяце. А мужу надо было сидеть за решеткой целых 11 лет. Его дружки подставили, воспользовавшись психическим отклонением.

После этого Марина Викторовна слегла. Даша не хотела ходить возле лежачей свекрови, поэтому это приходилось делать Ульяне, несмотря на то, что у нее был младенец на руках.

Старший сын с женой и детьми вообще уехали, чтобы не видеть мать. А Ульяна металась между уходом за свекровью, материнством и домашними хлопотами. Слава Богу, что хоть Ванюша был спокойным. 

Свекровь смягчилась. Она понимала, что невестке трудно все тянуть на себе, и особо ее не напрягала. Пока Ульяна занималась делами, та нянчила внука и рассказывала ему сказки. Зла на нее невестка не держала, за что Марина Викторовна была ей благодарна.

— Прости меня, невестушка.

— Все хорошо, не переживайте.

— Да знаю я, что несправедливо к тебе относилась. Да и со Славиком, дурачком моим, не сладко тебе жилось… Старшему и Даше только наследство мое нужно. Если что, забирай себе вон тот стул, — сказала свекровь и показала пальцем на стул, который был завален ее вещами.

Вскоре свекровь умерла. Егор с Дашей сразу прибежали. Ульяну выставили из дома. Она взяла тот стул, за который говорила свекровь, и вернулась в дом матери. Конечно же, за годы он стал непригодным для проживания, но другого варианта не было.

Когда Ульяна села на стул, поняла, что под обивкой что-то есть. Она ее распорола и увидела там огромное количество золотых украшений. Их было так много, что и не сосчитать. Это были фамильные кольца, браслеты, ожерелья.

Ульяна все взвесила и поняла, что это ее шанс вырваться из деревни. Мамы нет, ничего не держит. Она просто взяла все сокровища, собрала вещи и уехала с сыном. А Егор слишком поздно узнал, что все богатство мама отдала ненавистной невестке, оставив им старый дом.

Каждый месяц свекровь приходила и проверяла белье невестки…
А оказалось, я беременна. И это когда уже пятьдесят не за горами