Как я обнаглевших родственничков выгоняла

Моя мама – очень спокойный, тихий и неконфликтный человек. Не припомню, чтобы хоть раз в жизни мать с кем-то поругалась или даже поспорила. Она даже голос ни разу в жизни не повысила. И в своей шумной семье она резко отличалась от всех. Что бабушка, что старшая мамина сестра всю жизнь, как громкоговорители! Крикливые, но простые до безобразия.

 Я характером удалась в них, в родню. А вот воспитание мамино! Это значит постоять за себя могу, и поорать, если надо, но доходит до этого крайне редко. И не так давно такой редкий случай и произошел.

Когда-то давно мои родители купили дачу. Первое время отец с матерью выращивали там всё то, что должно расти на приличном огороде. Родственники несколько раз предпринимали попытки приобщиться к нашему огороду, но отец их быстро отвадил. Он совершенно не переваривал маминых родных и старался, чтобы наши семьи никак не пересекались.

— Никогда добра от этих людей не видели, что я, что Аня. Вечно только «дайте, дайте, дайте». Аня – это, кстати, имя моей мамы.

В последние годы родителям уже было тяжело заниматься огородом. Мама страдала от гипертонии, а папа был после операции на сердце. Доктора запретили им тяжелые нагрузки. К тому времени меня уже не было в городе, я уехала учиться и помочь им у меня не было возможности. И тогда родители отказались от работ по огороду, а ездили на дачу уже просто на отдых. Наслаждались природой, мама цветочками занималась и не более. Дача наша, кстати, подходит для полноценной жизни круглый год. Полностью утепленная, свет, канализация, водопровод. Но прошлой осенью умер отец. Понятно, что матери уже до дач. Родители всю свою жизнь и до последней секунды очень любили друг друга. И у меня были серьезные опасения, что мама может не пережить такое горе. Несколько раз я переезжала к ней и была все время рядом. Но мама больше нескольких недель «прогнала» меня, сказав, что с ней все в порядке.

— Что ты нянчишься со мной, как с ребенком? У меня полно сил, я не инвалид и не параноик, все в состоянии делать сама, а тебе надо о собственной жизни задуматься. Давай-давай, возвращайся к своей прежней жизни, — улыбалась мама на мой миллионный вопрос, правда ли она справится сама.

И я вернулась на учебу. Между прочим, это всего несколько часов езды. Ежедневно я, конечно, мотаться туда-сюда не могла, а вот по выходным обязательно ездила к маме.

О даче мы разговаривали с матерью еще в январе. Она переживала, что дом не подготовили к зимнему периоду и собралась туда сразу же при первом потеплении. А я как раз машину купила и пообещала маме отвезти ее на дачу. И тема была закрыта.

И вот уже середина мая, а мама молчит и про дачу даже не заикается. И я чисто случайно о даче вспомнила, после слов коллеги про град и про побитые растения. Набрала маму.

— Мамуль, когда рванем? Ты ни разу мне не напомнила даже.

— Ой, ты знаешь, что-то неважно себя чувствую. Наверно, пока не поедем, — ответила мама, но я-то сразу поняла, что юлит.

— А плохо себя чувствуешь аж с апреля месяца, да? Ну врать-то не надо.

— У меня тут на плите еда подгорает. Все, пока! – Нелепо закончила мама и мне стало очень подозрительно.

Как только я приехала в город, я сразу вынудила маму сказать все, как есть. Выяснилось, что ее сестрица, видя, как матери плохо после смерти отца, выклянчила у нее ключи от дома. У нее там, видишь ли, «внучат нужно на свежий воздух». Нужно отметить, что деточек там шесть штук разного возраста, у тетушки сын и две дочки – они и порадовали свою маманю целой оравой.

С тех пор ключей от дома как не бывало. Мама несколько раз пыталась поговорить с сестрой по телефону, но та мастерски врубала непонимание и закрывала тему. Сказать, как я разозлилась – это ничего не сказать. Какой же гадиной надо быть, чтобы в своих корыстных интересах использовать несчастье, случившееся у сестры!

Я прямо на рассвете отправилась на дачу. Маму я с собой не взяла, ей в этом участвовать не нужно.

К удивлению, на даче не было ни души. Видать сбежали родственнички от плохой погоды. Незадолго до смерти папа снял отопительный котел, отдал его в ремонт. Да так без котла дача и осталась.

Ключей, как я уже говорила, у нас не было, так как тетка забрала их и с концами. Но я, как мамина совладелица, вызвала слесаря, показала ему нужные бумаги, и он сделал вскрытие двери. За доплату он поставил новый замок, который я ему дала, потому что воевать с теткой за старые ключи я не хотела.

 Боже, что я увидела в доме … Веранда полностью утопала в каких-то машинках, игрушках, разной дребедени. Ходунки, бассейн, качели, кучи разбросанной детской одежды и прочее-прочее. Полностью сорванный смеситель в ванной, выдранные шторы на кухне, полностью раздолбанная кухонная мебель и размалеванные обои повсюду … Я сейчас даже не могу передать всего того, что я увидела и почувствовала тогда. Мои отец и мать столько труда вложили, в доме всегда так уютно было. А тут такой погром … Я расплакалась.

На месте газона во дворе теперь красовались грядки. А ведь родители специально создавали уют для отдыха, а теперь там, как татаро-монгольское иго прошлось.

Я сделала снимки и в доме, и во дворе, и видео на всякий случай. И уехала. Оставаться сейчас там не было смысла. Да и пересекаться с родственниками тоже не хотелось.

 Дома я обо всем рассказала матери и показала фото и видео. А также предупредила, чтобы с сестрой ни в коем случае теперь не общалась, если та станет названивать.

— Если позвонит, не отвечай. Сбросишь ей только мой телефон по смс. А уж я ей так отвечу, мало не покажется!

Мама робко пыталась возразить, но я была непреклонна. Маме тетка только давление повысит, а мне ничего не будет.

Позвонила тетушка в пятницу после обеда. С первых слов начала громко верещать, что сестра ей не отвечает, а в доме все замки заменены. А я, не сдерживаясь, высказала тетке все, что я думаю о ней и о ее кознях. И добавила, что потребую от нее заплатить за все испорченное имущество. А иначе она может распрощаться со всеми вещами, оставленными ими на даче. Мне то их барахло без надобности, но я его продам, чтобы перекрыть ущерб.

— Платить? Я – вам?? Разогналась! С сыном замки взломаем, заберем свое и идите к черту с этой дачей! – Вопила тетушка.

— Ага, давай. Я тогда заявление на вас накатаю, что была кража со взломом. Это наша собственность. Вот тогда и посмотрим, — спокойно ответила я.

Тетка сразу притихла, поняв, чем это может закончиться.

— Это ты так с родной тетей? И сами туда не ездили, и детям пожалели. Вы нас наоборот благодарить должны, что дача присмотрена была.

Я в ответ сказала ей, что времени на раздумье у них два дня. А потом пусть не обижаются.

Очень скоро мне позвонил ее сын. Мы спокойно обговорили и сошлись на том, что они приводят дачу в порядок, а я возвращаю им все их вещи и на этом полюбовно расходимся. В конце следующей недели у нас уже все кипело полным ходом. Приехали сын и два зятя нашей тетки, заменили и привели в порядок мебель, шторы, испорченные обои. В итоге все более-менее вернули к начальному состоянию. Испорченный газон и мелочи я уже не стала припоминать и попрощалась с родственниками.

Вот как с боем, можно сказать, я отстояла дачу своих родителей. Никогда не перестану удивляться человеческой наглости. Вот уж воистину свои бывают хуже врагов.

Как я обнаглевших родственничков выгоняла
Выходит, я весь год экономила, чтоб купить стиральную машину и холодильник его сестре