Как мама у нас на всю зиму осталась

Как-то раз теща сообщила, что сломала руку и не может работать по дому. Поэтому ей на какое-то время придется переехать к нам. Мы с женой подумали и решили: пусть приезжает, места много.

Встречая тещу на вокзале, я спросил у нее:

— Мама, а что случилось? Почему вы сразу нам не сказали, что заболели? И почему ехали на поезде, а не попросили меня за вами приехать?

— Да зачем лишний раз вас беспокоить? – ответила теща.

Я не стал спорить и повез дорогую родственницу домой. Вела она себя довольно странно: обычно говорит без умолку, а тут всю дорогу молчала.

— Что-то Тамара Николаевна скрывает, — подумал я про себя.

Впрочем, дорога прошла без эксцессов. Мы зашли в дом, и тут тещина сумка замяукала!

— Это я своего Кекса с собой взяла, — сказала теща. – Не могу же я его бросить замерзать в избе!

— Почему замерзать? – спросил я.

— Так я к вам на всю зиму приехала. Мне два месяца гипс снимать нельзя. Ни снег почистить не могу, ни дров наколоть. Надеюсь, вы не станете выгонять меня на улицу?

Мы с женой только глазами хлопали от удивления. Делать нечего, пришлось тещу принять. Как в таких случаях полагается, накормили, напоили, и спать уложили. Родственница тут же захрапела.

А ее кот Кекс сразу начал безобразничать: пометил дверь и лег спать в кухонной раковине. Но трогать наглеца мы не рискнули. Чужих он не любил, сразу начинал шипеть и кусаться. По сути дела, в доме тещи Кекс выполнял функции сторожевой собаки.

— Что ж, — сказала жена, — нам придется терпеть дорогих гостей как минимум до середины апреля.

Я же подумал, что тут явно не все так просто. Но ничего жене не сказал, чтобы ее не обидеть.

Впрочем, Тамара Николаевна вела себя вполне спокойно и не лезла в чужой монастырь со своим уставом. Она смотрела сериалы, разгадывала кроссворды и беседовала с котом, который вел себя из рук вон плохо. Но мы возвращались с работы усталыми, и на разборки никаких сил не оставалось.

Я же чувствовал, что здесь какой-то подвох. Но вот в чем он?

Как-то раз вернулся я с работы пораньше. Теща должна была спать, но храпа я не услышал. Не придав этому значения, отправился я, было, подремать в свою комнату, но через короткое время проснулся от стука в кухне.

— Никак воры? – подумал я вслух. – Хотя кто к нам залезет, у нас и красть-то особо нечего! Наверное, опять Кекс безобразничает. Придется показать ему, где раки зимуют!

Вошел я на кухню… и чуть не сел на пол от удивления. Теща наливает чай, делает бутерброды, Кекс возле нее вьется, а гипс… спокойно лежит себе на подоконнике. Обе руки дорогой родственницы совершенно здоровы!

Тут я пришел в себя и воскликнул:

— Ага, попались, Тамара Николаевна!

Теща уронила нож. Вслед за ним на пол свалился кусок колбасы, который Кекс тут же съел.

— Не губи, Гришенька! Не говори дочери, а то она меня выгонит! – запричитала дорогая родственница.

— Значит, так, — сказал я. – Давайте рассказывайте, для чего вы устроили весь этот цирк со сломанной рукой. Если хотели просто приехать в гости, могли спокойно это сделать, без всяких там спектаклей!

— Понимаешь, я уже в возрасте, снег чистить тяжело. Ну, и попросила брата Ивана помочь. Он почистил пару раз, а потом и говорит: «Стар я уже, не под силу мне два двора чистить». И предложил к вам поехать. Я отказалась было, вы ведь люди занятые. Иван и говорит:  «А мы тебе руку сломаем, и никуда они не денутся!». Я уж испугалась, что взаправду, но он меня успокоил. И все организовал. Отвез в травмпункт, договорился, и мне наложили гипс. Врач, пока меня обрабатывал, чуть со смеху не помер: «Голь, говорит, на выдумки хитра!» Ну, а потом я к вам отправилась. Ты только меня не выдавай…

Признаться, я и сам чуть со смеху не помер, слушая тещу. Поэтому согласился ее не выдавать.

Спустя два месяца я случайно подслушал разговор тещи с Иваном. Оказывается, пока она у нас квартировала, в ее доме кто-то жил! Под угрозой выдать тайну жене она рассказала: постояльцами были какие-то собиратели фольклора, которые попросились пожить на три месяца. Ужиться с ними теще не удалось, и она отправилась к нам. К счастью, квартиранты оказались честные и хорошо заплатили.

— Я ведь и для вас отложила, — сказала Тамара Николаевна. – Ты ведь давно собираешься новую машину купить.

Я поблагодарил тещу и взял протянутые деньги. Пусть порадуется, что может нам помочь. Жене ничего говорить не стал.

Ближе к весне Тамара Николаевна сняла гипс и собралась домой. Я сам отвез ее на машине, а заодно подарил небольшую снегоуборочную машину. Правда, не сказал, что потратил именно подаренные ей деньги.

Нас встретил дед Иван:

— Ну что, сестрица, как здоровье? За домом, как видишь, я присмотрел.

— Да Гриша через пару недель меня поймал с поличным. Спасибо, что согласился ничего дочке не говорить. А то досталось бы нам по первое число!

Вечером мы с дедом Иваном парились в бане, пили наливку и смеялись над всей этой историей.

Как мама у нас на всю зиму осталась
И дети после того, как матери не стало, не хотят даже навещать отца