— И зачем было вообще рожать, если ребенка так и не смогла полюбить?

Ира ждала в гости свою сестру с племянником. Они не виделись целых семь лет, довольствовались лишь перепиской и короткими звонками. Сестры были неразлучны до тех пор, пока Ирина не вышла замуж. Она стала семейной, а Ольга продолжала бегать по дискотекам и развлекаться. А потом ее какой-то хахаль увез на Дальний Восток. Обещал жениться, да только лапши на уши навешал.

Ольга так там и осталась. На похороны матери она приехать не смогла, ведь были какие-то проблемы с документами. Когда дошло дело до наследства, попросила Ирину все продать и скинуть ей половину денег на счет. 

— Олечка, ну как ты там? Замуж так и не зовут? — волновалась старшая сестра.

— Неа, даже кандидатов нет.

— Может, для себя роди? 

— Ты думаешь, счастье в детях? Я так не считаю!

Ирина лишь пожимала плечами. Для нее действительно счастье заключалось в материнстве, поэтому она и родила четверых детей. Муж работал, хорошо зарабатывал, вот она и занималась домашними делами. А сестра ее жила как неприкаянная. Только работала и работала.

— Оленька, тебе уже 35 лет. Сколько о карьере думать можно? Потом захочешь ребеночка, а родить уже не сможешь, — пыталась образумить сестру Ира.

— Я подумаю над этим! — холодно отвечала Ольга.

Ирина настаивала и буквально заставляла сестру познать радость материнства. Когда Оля забеременела, она ей прислала детские игрушки и вещи, чтобы та особо не тратилась. Если старшая сестра светилась от счастья, ведь у нее скоро родится племянник, то сама же будущая мамочка находилась в депрессивном состоянии.

Когда Оля родила сына, она поняла, что абсолютно ничего к нему не испытывает. Чтобы раскачать тоскливую сестру, Ира ее в гости пригласила. Вот она и приехала. Сестры обнялись и поспешили домой, чтобы поговорить о своем, о девичьем.

— Оль, ну что ты такая обиженная?

— И зачем я родила? Я не люблю сына. Понимаешь, вообще к нему ничего не испытываю. Ты рассказывала про какой-то материнский инстинкт, но, видимо, он отсутствует. Вообще ноль эмоций!

Тогда Ирина впервые задумалась о том, что зря Ольгу упрашивала рожать. Наблюдая за сестрой, она понимала, что та действительно абсолютно равнодушна к ребенку. Она оставляла сына, а сама бежала к подругам. Мальчишка ее не интересовал. 

Когда Ольга собралась уезжать, Ирина предложила ей остаться в родном городе.

— Нет, не хочу. Мне там нравится, — сказала Оля.

— А мы с Игорем всю ночь думали… Я постоянно с детьми, не работаю. Может, оставишь нам Егора? Я его не обижу. Будешь звонить, чтобы он тебя не забывал, а когда появится возможность, приедешь. Ну ты страдаешь и ребенка мучаешь. Была бы мама, на нее бы оставила, а так я согласна тебе помочь, — сказала Ирина.

— А людям я что скажу? 

— То есть, тебя только это останавливает? Ребенок не должен расти в нелюбви. От чистых подгузников и еды он не станет счастливым. Подумай, пока есть время.

— В принципе, это выход. Я смогу вернуться на работу и заработать много денег, чтобы у Егора была счастливое будущее. Мне такой вариант подходит!

Они оформили все документы, и Оля уехала. Перед отъездом даже не взглянула на сына. На связь выходила редко. Лишь изредка звонила и спрашивала, живы-здоровы ли. Но через какое-то время приехала, схватила на руки Егора и начала плакать. 

— Ты знаешь, Ира, я поняла, что не могу без него. Приехала домой, а там пусто и страшно. Я все это время пыталась себя убедить, что сделала как лучше. Плакала каждую ночь, а вчера мне сын приснился. Он стоял в кроватке и тянул ко мне ручки. Он должен жить с мамой, со мной. Прости мне мою дурость!

— Я так рада, что ты все осознала! 

— Это ты, сестренка, мне помогла. Если бы ни эта разлука, вряд ли бы, я осознала все. 

Все счастливы. Только дети Ирины теперь просят пятого малыша — уж слишком привыкли к маленькому племяннику. Ну что ж, против детской воли не попрешь, придется рожать! 

— И зачем было вообще рожать, если ребенка так и не смогла полюбить?
Не мужик, а бытовой инвалид!