И кормила по ночам, и бутылочки ему купила, хотя я столько времени Даню отучала от них, а режим совсем не соблюдали

– Просто не понимаю, о чем они думали, когда решили, что им нужен второй ребенок, – жалуется Галина Николаевна. – Я спрашивала их, зачем они так торопятся, ведь старшему только годик исполнился, ему уход и забота нужны, а тут опять ребенок. Но невестка после этого разговаривать со мной не хочет. И точно потом меня будут просить помогать. А сейчас я плохая…

Эмма и Никита, сын Галины Николаевны, вместе уже пять лет, хотя расписались совсем недавно, года полтора назад. Поженились, когда Эмма была на большом сроке. Так что сразу было понятно, что не хотел ее сын жениться, но так получилось.

– Совсем не понимаю, что у сына с Эммой происходит, – продолжает со вздохом Галина Николаевна. – То Никита совсем не хотел жениться, ни на Эмме, ни на ком другом, а тут вдруг сделал ей предложение, совершенно неожиданно.

А она и ответила ему, что подумает. Обиды тогда было много! Думала, что совсем расстанутся после того случая. Но Эмма забеременела, согласилась выйти замуж. А потом Даня появился.

Квартира, в которой живут молодые, досталась от бабушки Эммы. Ее родители на дочку переписали и квартиру бабушкину, и дачу. Так что с жильем у них все нормально. Только с внуком они не очень помогают. Сват работает на руководящей должности, а у его жены небольшой бизнес. Так что времени сидеть с Даней у них нет. Приезжает только Галина Николаевна. Она и рада бы чаще приезжать. Но пока тоже работает, в школе учителем истории.

Правда, однажды мама Эммы посидела с внуком несколько дней, пока молодые ездили на юг. Отдохнули хорошо. Только подарок привезли своеобразный. Теперь второго ребенка ждут.

– Лучше бы и не ездили в этот отпуск! – причитает Галина Николаевна. – Что теперь делать с этой беременность. Ведь помогать ее родители особо не будут. Если бы через лет пять, то да. А сейчас и у меня времени не очень много. Мне тут еще полставки предложили, а теперь что, отказываться! Мне-то никто на отпуск денег не подарит.

Но и Эмма постоянно жалуется на Галину Николаевну. Ей кажется, что та только для вида предлагает свою помощь, чтобы перед сыном не было стыдно.

– Могла бы и не помогать, – возмущается Эмма. – Сначала просит, чтобы я по любому вопросу к ней обращалась за помощью, а потом устраивает скандалы. Это ведь наше дело: заводить второго ребенка или нет. Не нужна мне ее помощь, если она так себя будет вести.

– Так она же отпускала тебя, сидела с Даней.

– Отпускала, только потом столько я выслушивала. И почему задержалась, и о том, что мало времени уделяю ребенку. Ничего себе, мало времени! Она не помогает, а только вредит. Так что лучше одной заниматься ребенком. И двумя. Без всякой такой «помощи».

Эмма была хорошей мамой. В меру строгой и хорошей. Рано приучила его к горшку, так что можно было теперь хотя бы иногда забыть о подгузниках. Следила Эмма и за режимом сна и питания Дани. Читала сыну, занималась с ним. Так что она считала до родов, что и с двумя детьми справится абсолютно спокойно. Понятно, что будет трудно, но помощь родителей и свекрови ей абсолютно не требовалась.

Эмму увезли по скорой на несколько недель раньше срока. Роды были преждевременными и тяжелыми, потому в больнице пришлось лежать несколько недель. Никите не удалось взять отпуск, поэтому на то время, пока Эмма была в больнице, пришлось просить о помощи Галину Николаевну. Было лето, у нее как раз был отпуск, больше просить было некого.

– Я позвонила ей, сказала о режиме дня. Очень подробно описала, что можно Дане давать, а чего нельзя. И очень просила не кормить его ночью, даже если он очень просит. Пока был Никита дома, все было нормально. А только свекровь оставалась наедине с Даней, она начинала вредничать. Я знаю, она специально делала все наоборот. И кормила по ночам, и бутылочки ему купила, хотя я столько времени Даню отучала от них, а режим совсем не соблюдали.

Представляешь, как мне потом трудно было после больницы! А когда я спросила ее, почему она не соблюдала график, кормила даже ночью, она сказала, что вырастила Никиту без всяких графиков, а если трудно теперь с двумя, то она говорила, предупреждала. По ее словам, я виновата, что оставила второго ребенка. Это сказать-то такое!

И Эмма с Галиной Николаевной совсем перестали общаться, поругались, даже Никита не может их помирить.

– Назвала меня «вредителем», – возмущалась Галина Николаевна. – Придумала какой-то странный график, а я должна была его соблюдать. Растила я Никиту без всяких особенных графиков, вырос нормальным, не таким нервным, как его жена. А теперь Эмма меня к внукам не подпускает, говорит, что я их испорчу. Обидно.

И Галина Николаевна теперь сильно переживает, что и потом ей внуков так и не дадут воспитывать. Она ведь как лучше хотела. Главное, что ребенок жив и здоров остался, а если она чего-то там не смогла соблюсти, это мелочи. Но Эмма считает по-другому.

И кормила по ночам, и бутылочки ему купила, хотя я столько времени Даню отучала от них, а режим совсем не соблюдали
Я не знаю, как объяснить детям, что я больше не могу жить с ними