— Хватит врать мне тут! Я уже все знаю, мама твоя рассказала! И что тебя днями дома не бывает, и что есть ей не даешь

Немного погодя Надя перестала вспоминать о том случае, и ходила, как обычно, на работу. Но в субботу вечером ей опять пришлось пережить неприятные моменты.

Надя вернулась с работы в обычное время – примерно в шесть. На кухне ей сразу бросились в глаза уже вымытые чьи-то контейнеры.

— Мам, я что-то не припомню такую посуду у тебя.

— Так это не мои, Наденька. Это Марины из 28 квартиры. Сходи отдай ей.

Надя стояла в замешательстве и смотрела на мать. Зачем здесь чужая посуда и как она сюда попала?..

— Мам, а каким образом эти контейнеры вообще здесь оказались?

— Да мне просто скучно как-то стало. Я спустилась под подъезд, на скамеечке посидеть. Вот и познакомились с Мариной. Поболтали. Она захотела меня угостить.

Надя маме поверила и решила отдать эти контейнеры соседке.

Дверь той самой 28 квартиры открылась и на пороге Надя увидела ту самую Марину.

— Привет, Марин! Вот держи, спасибо тебе от мамы.

— А сама поблагодарить меня не хочешь?

— Я?

— Не прикидывайся! Я твою мать кормлю. Тебе ж вечно некогда! Не можешь пожилой матери еды приготовить!

— Марина, побойся Бога! У меня всегда полный холодильник еды! И первое, и второе, и третье!

— Хватит врать мне тут! Я уже все знаю, мама твоя рассказала! И что тебя днями дома не бывает, и что есть ей не даешь. И не стыдно тебе?!

И дверь перед носом Нади резко захлопнулась.

Она некоторое время постояла в ступоре, а потом медленно побрела домой.

— Мам, как же так? Это уже второй случай, когда ты про меня сочиняешь всякие страшилки.

— Доча, никому я ничего не говорю.

— Я тебе уже не верю, мама. Зачем людям просто так упрекать меня и говорить одно и то же. Придется, наверно, тебе сиделку нанять. Она за тобой присмотрит, пока я работаю. Поговорю с ней, чтобы не отпускала тебя одну никуда.

-Надя, ты что! Это же тысяч десять, а может и все пятнадцать! Нет не надо! Дочка есть и хватит с меня.

Надя не стала говорить, что сиделка стоит все сорок тысяч.

— Ну а что мне остается делать, мам? Уйти с работы и сидеть над тобой? Тебя же совсем нельзя без присмотра оставлять.

— Надо было замуж выходить, Надя! Муж бы твой сейчас работал, а ты со мной сидела бы.

Надю аж в жар бросило. Зачем она сейчас об этом? Ведь уже давно закрыли эту тему.

Потом Надя узнала еще от четырех соседок, что она, оказывается, оставляет мать одну, голодную, без воды и почти без одежды. И только одна из этих соседок оказалась смекалистой – баба Тома. Тамара чуть моложе мамы, и такая вся активная, бодрая. Она предложила присматривать за ее мамой, когда Надя уходит на работу.

Теперь Тамара гуляет с мамой, они даже в парк пару раз ездили. И смотрит, чтобы мама не болтала ни с кем из посторонних.

Тамаре пару раз пришлось выслушать от мамы истории, что ее никто не кормит. На что Тома ответила:

— Ну что ты, Вера. Надя тебе такой вкусный борщик наварила. А котлеты какие. Все вкусное, свежее.

— Я не помню…

Надя платит Тамаре, хоть женщина и отказывается брать деньги.

— Хватит врать мне тут! Я уже все знаю, мама твоя рассказала! И что тебя днями дома не бывает, и что есть ей не даешь
— Я вам не “женщина”!