Хозяйка квартиры не удивилась. Подумала, что пришло время выставить жилплощадь на продажу. Иначе здесь так никто и не сможет спокойно жить

Ульяна снова закрыла шторы. На съёмной квартире было неуютно и темно. А сначала женщине даже понравился этот вариант. Все устраивало: стоимость, планировка, обстановка.

Из недостатков было только одно: первый этаж. Но, после разговоров с мужем, решили, что и так жить можно. Тем более, что окна располагались высоко. На переезд много времени не потребовалось. Прошло всего несколько дней, и Ульяна уже готовила кушать на новом месте.

Окна не были закрыты, и Ульяна увидела старушку, которая прогуливалась на улице. Ничего удивительного в ней не было: просто гуляет. Но эти гуляния продолжались достаточно долго: на протяжении нескольких часов. Ульяна посчитало это странным. Гулять – это, конечно, хорошо. Но времени прошло много, и бабушка уже должна была устать, захотеть попить воды. В конце концов, дома могли ждать дела.

Прошёл ещё час. Ситуация не изменилась. Ульяна уже успела приготовить покушать. И только ради интереса возвращалась на кухню. Бабушка продолжала свои хождения. Ульяна подошла к окну. Пожилой женщине именно это и надо было. По крайней мере сложилось такое впечатление.

И бабуля начала спрашивать о том, как давно переехали, снимают ли, для кого готовит.

Ульяна не особо любила распространяться о своей жизни. К тому же, тут абсолютно посторонний человек, которого она первый раз видишь. У бабушки было очень много вопросов, на которые Ульяна не готова была отвечать. Она точно ко поздоровалась и ушла.

Как выяснилось, у бабушки тоже квартира на первом этаже, наискось от квартиры молодой семьи.

Прошло несколько недель. Ульяна достаточно часто видела гуляющую соседку, но старалась не выглядывать в окно. А вот бабушка очень часто подглядывала. Ульяна пришлось закрывать окно шторой. Правда это было не совсем удобно.

На улице было жарко, и в комнате стояла духота. Шторы можно было открыть сутра или уже вечером. Только вот соседку можно было наблюдать в любое время, а Ульяне было не очень приятно закрывать окна прям перед ней.

Это был бы перебор, а родители учили Ульяну относится уважительно к взрослым. Не рассказали только, что надо делать, когда взрослые задают много лишних вопросов.

Однажды в дверь постучали. Ульяна только приняла душ, но инстинктивно отправилась к двери. Она была в коротком халатике, голова была мокрой. За дверью стояла та самая соседка. Она смотрела на девушку весьма недовольным взглядом.

Соседка упрекнула Ульяну, что нельзя так ходить дома. Вдруг бы за дверью оказался какой-нибудь слесарь, а не она. И начала причитать по поводу того, что молодые совсем ничего не стыдятся. И передала письмо с поздравлением для хозяйки квартиры от ее матери. Конверта не было.

Соседка не стала отвечать на вопросы. Развернулась и быстро удалилась с лестничной клетки.

Ульяна снова была на кухне, когда стала свидетелем разговора между двух старушек. Одной из них была та самая соседка. Она подробно рассказывала о случае, которой произошёл чуть раннее. Когда письмо занесла. Мол дверь открыла полуголая девушка. Затем, видимо, показала на окно, которое опять было занавешено. Ругалась, что на ее вопросы не отвечают.

На что другая женщина отвечала, что не надо лезть в чужую жизнь: если человек не отвечает, значит не хочет.

Потом послышался звук подъездной двери. Соседка пошла домой, а вторая участница диалога, видимо, осталась кого-то ждать. Ульяна чуть открыла занавеску. Ей было интересно посмотреть на ту, которая перечила бабушке.

Женщина поинтересовалась, не устала ли Ульяна от вопросов старушки. И спокойно сказала, что она просто любопытная. И давно ее уже интересует квартира новых жильцов. Якобы предыдущие жильцы решили уехать именно из-за этой любопытный дамы. И посоветовала сильно не откровенничать: мол соседка потом ещё своего мнения добавить и всем расскажет.

Прожили так ещё месяц: соседка, каждый раз при встрече с Ульяной, поджимала губы, не всегда здоровалась. Но ещё ни один раз девушка становилась свидетельницей разговоров о себе.

Соседка была той ещё фантазёркой. Со временем Ульяна стала обращать внимание, что в почтовом ящике отсутствуют квитанции. Она рассказала хозяйка. Та пошла к соседке. Звали ее Марией Ивановной. Хозяйка поинтересовалась, зачем она опять так поступает: забирает чужие квитанции.

Оказывается, старушка переживала, чтоб они не потерялись. Мол жильцы не забирают. А ведь почтальон сам видел, что квитанции забрали же сразу после того, как из положили в почтовый ящик.

Было принято решение установить замок на ящике. Вечером у Ульяны состоялся разговор: на повестке дня был переезд на новую квартиру. Она все подробно рассказала мужу. Тот поддержал идею.

Хозяйка квартиры не удивилась. Подумала, что пришло время выставить жилплощадь на продажу. Иначе здесь так никто и не сможет спокойно жить.

В итоге, Ульяна с мужем нашли другую квартиру. Может девушке показалось, но вроде бабушка даже вслед им улыбалась. А Ульяна про себя подумала, что скоро у старушки будет новая жертва. 

Хозяйка квартиры не удивилась. Подумала, что пришло время выставить жилплощадь на продажу. Иначе здесь так никто и не сможет спокойно жить
Хочешь пельменей как у мамы — езжай к маме