Глаза налились слезами, женщина уткнулась в подушку и завыла от обиды

Она окинула телефон взглядом. Не было ни звонков, ни сообщений. Одиночество давно стала ее спутником. Но она думала, что сегодня все изменится. Зря. Глаза налились слезами, женщина уткнулась в подушку и завыла от обиды.

Татьяне Михайловне было 52 года. Брак оказался неудачным, не сложились у них, хотя сильно любили друг друга. Родили сына, вырастили, прошли через больничные коридоры и реанимации, только бы он жил. Несмотря на напряженные отношения родителей, Саша рос в любви и достатке.

Он был отличником, смышленым мальчишкой. Спокойная жизнь ему нравилась, ведь родители оградили его даже от малейших трудностей. Но потом муж умер, и вдове пришлось самостоятельно тянуть на себе все обязанности. Сыну тогда было 14 лет, поэтому унывать Таня не могла — ей надо было двигаться дальше и воспитывать ребенка. На других мужчин она не смотрела, боялась отношений и осуждения родственников.

Саша окончил школу, поступил в педагогический институт. Сейчас работает в местной школе учителем истории. Татьяна Михайловна тоже трудится в том же учебном учреждении на должности секретаря. Несмотря на это, мама с сыном почти не пересекаются. Саша снимает отдельную квартиру и всячески избегает встреч с матерью.

Нет, они не ссорились. Он просто человек такой, которому не нужно общение, говорит Саша. Ему нравится читать книги, гулять в одиночестве и играть в компьютерные игры. У Татьяны Михайловны сжимается сердце, когда она видит проходящего мимо сына. Он может даже не поздороваться, о телефонных звонках и речь не идет.

Он звонит ей только, когда у него какие-то проблемы: нет денег, закончилась еда, сломался телевизор. В сею же секунду родительница спешит решать все неприятности, чинить технику и снабжать сыночка финансами. Она надеется, что это благоприятно скажется на их отношениях, но — увы. 

— Ты знаешь, Барсик, я никогда не думала, что буду встречать старость в одиночестве. Так ужасно чувствовать себя ненужной, сердце просто разрывается. Я же многого не требую, не лезу в его жизнь. Я просто люблю его. Мне кажется, что когда я буду умирать, Саша даже не ответит на звонок. Я жду его сообщения, как чуда. Иногда сама звоню от тоски, но слышу лишь гудки, — шепчет женщина своему коту.

Она в который раз набирает трубку, и вдруг он отвечал на звонок.

— Сашенька, все хорошо?

— 17 пропущенных. Ты в своем уме? — нервно отвечает сын.

— Сынок, я переживала. Как ты там?

— Мам, сходи в кино, найди себе подруг, на курорт слетай. Хватит меня возле юбки держать.

Татьяна Михайловна чувствовала, что сын не хочет с ней разговаривать. Главное — услышала его голос, остальное неважно. Она даже пожалела о том, что так настойчиво звонила, но она же мать, волнуется. Положила трубку, а привычные мысли заставили ее опять обнять подушку и заплакать.

Отношения между детьми и родителями — сложная тема. У каждой стороны своя правда, и советовать что-то сложно. Но в этом случае мама живет жизнью своего сына, а детей надо отпускать в свободное плавание. Саша — ее единственная отрада, поэтому Татьяна Михайловна так зациклена на нем. 

Сын, конечно, тоже виноват в сложившихся обстоятельствах. Ему нужно объяснить матери свою жизненную позицию, а не избегать родственницу. Он не безразличен, он просто устал от чрезмерной опеки родительницы. 

А вы как думаете, кто прав? 

Глаза налились слезами, женщина уткнулась в подушку и завыла от обиды
А бывшая на 70 000 ребенка прокормить не может!