— Это пережитки прошлого. Мама же не лежачая, чего мы будем кататься в больницу?

— Растишь детей, все в них вкладываешь, а они на старости лет бросают тебя. Видимо, надо рассчитывать только на себя, — смахнула слезу Галина Владимировна.

— А что произошло? — спрашивает ее собеседница.

— Меня весной забрали в больницу, нашли какую-то болячку. Три недели провалялась на больничной койке. Ты думаешь, дочки ко мне приходили?

— Ну, конечно!

— Ага, они лишь раз пришли, вещи мне чистые привезли и новую зарядку к телефону. Дали мне несколько тысяч и уехали. Плевать они хотели на родную мать. К соседке по палате каждый день приходили родственники, она на меня с жалостью смотрела, гостиницами угощала. Мне хотелось сквозь землю провалиться! Сидела на одной больничной еде, сама понимаешь, что там особо не наешься.

— Обидно.

— Вот именно! Я же сама их растила, все лучшее им отдавала, а они даже мать в больнице навестить не могут. Всю душу в них вкладывала и получила такую благодарность. Хорошо, что хоть операцию отменили, кто бы за мной ухаживал? Родила двух детей и никому не нужна…

***

— Мама просто любит, чтобы ее жалели. Она уже всем рассказала, какие мы с Машей неблагодарные. Монстры просто, бросили ее и забыли, — нервничает 30-летняя Наташа.

— Наташ, ну она права! Чего не наведывались? — говорит ей подруга.

— У меня двое детей, дочери и года нет. На кого я их оставлю? Свекровь с ними бы не справилась. Именно поэтому Машка поехала одна. Ей пришлось с работы отпроситься, ведь она без выходных работает. Договорилась с врачом, чтобы он все на контроле держал, это тоже немало стоит.

— Ясно…

— Он сразу сказал, что ничего серьезного, просто надо обследоваться и прокапаться. Маша ей оставила свой планшет, продукты завезла, журналы разные. Деньги на карточку закинули, чтобы она могла себе еду покупать нормальную. В больнице же есть буфет и продуктовые магазины. Сестра ей сказала, кончатся деньги, звони, чтобы не экономила и не голодала.

— Ну, наверное, Галина Владимировна, жалела вас, не хотела деньги тратить.

— На это мы повлиять уже не могли. Я звонила ей каждый день по нескольку раз, Маша врачу постоянно трезвонила. Да, возможности наведываться у нас не было, но и надобности не было. Маша хотела после работы заехать, так ее не пустили, мол, можно только в приемные часы навещать больных.

— Но все равно, как-то не по-людски.

— Это пережитки прошлого. Мама же не лежачая, чего мы будем кататься? Раньше не было телефонов, магазинов в больнице, вот и бегали. А сейчас чего? Зачем мне искать няню, а сестре отпрашиваться с работы? Просто посидеть и поговорить? Пусть себе лежит, отдыхает, ей же вечно не хватало тишины и покоя. Вот, пожалуйста! Еще и жалуется всем, а мне нужно оправдываться.

Как вы считаете, права ли дочка Галины Владимировны? Вы бы навещали своих родных в таком случае? Как можно три недели не видеться с мамой? А, возможно, мать хочет от дочек чего-то сверхъестественного?

— Это пережитки прошлого. Мама же не лежачая, чего мы будем кататься в больницу?
— Вкусно? – спросила Катя. — Очень вкусно! — соврал я