Ещё до свадьбы я абсолютно точно решила, что называть чужую женщину мамой просто не смогу

Моя свекровь, Галина Михайловна, женщина мудрая и серьёзная. Нет, она совсем не ворчливая, всегда относилась ко мне хорошо, с пониманием и любовью. Но, ещё до свадьбы, я абсолютно точно решила, что называть чужую женщину мамой, просто не смогу. Для меня было странно называть кого-то ещё мамой, ведь у меня есть своя.

Именно поэтому, несмотря на все уговоры родственников и традиции, к своей свекрови я всегда обращалась по имени отчеству и на «вы». Однажды, Галина Михайловна спросила:

— Наташенька, почему же ты всегда ко мне так официально обращаешься?

Я что-то промямлила про уважение, стараясь избежать развития этого разговора. Свекровь все поняла и больше никогда не затрагивала эту тему.

Прошло несколько лет и вот мой сын Алешка решил жениться. Невестка была девочка простая, приятная и больше всего мне нравилось, что очень заботились об Алеше. Когда сын нас познакомил, она стала звать меня просто тетей Наташей. Я была не против, меня все устраивало. И не рассчитывала, что после свадьбы она станет называть меня как-то иначе.

В Загсе, а начала поправлять ей платье и неожиданно для себя услышала:

— Спасибо, мама.

Я раскраснелась, но на душе так приятно стало. В этот момент я увидела слегка грустную улыбку своей свекрови.

Через несколько дней я собралась съездить в гости к Галине Михайловне. Она давно звала меня, просила помочь подшить ей шторы. Во время чаепития мы обсуждали прошедшее мероприятие и я все не могла решиться на то, чтобы впервые назвать свекровь не по имени отчеству. Все никак не получалось. И я решила не торопиться и оставить пока все как есть, продолжить называть свекровь, как и называла.

Мы приступили к делу и я выпалила:

— Мам, поддержите иголку, а то затеряется.

На секунду на глазах свекрови мелькнуло удивление и накатились слезы. Но она сделала вид, что так оно и должно быть. Весь оставшийся день, она порхала по дому в воодушевленным настроении, улыбалась, шутила. Было видно, что её очень обрадовало, то как я её назвала.

Когда я собралась уже ехать домой, она складывала в мою сумку гостиницы и сказала:

— Спасибо тебе, доченька.

Я вышла и разревелась. Ведь это было так просто, а сколько радости и счастья я принесла пожилому человеку. 

Ещё до свадьбы я абсолютно точно решила, что называть чужую женщину мамой просто не смогу
Вот своему сыну я жизнь испортить смогла. Да так, что теперь на старости лет и мне покоя нет