— Ее сплетни уже надоели, — рассказывает Саша про свою свекровь

— Приходит к нам как к себе домой, по факту, конечно, она к себе и приходит и я не могу ей этого запретить. Ее сплетни уже надоели, — рассказывает Саша про свою свекровь, — мы очень устали от постоянных обсуждений за спиной, но куда нам уйти? Ребенку всего полтора года, да еще и этот диагноз, поэтому я не смогу выйти на работу до окончания декретного отпуск и мы вынуждены терпеть.

Саше 29 лет из которых она замужем 4 года. На свадьбе мать мужа заявила, что дарит нам подарок — двухкомнатную квартиру, которую она унаследовала от своей покойной матери. Гости стоя аплодировали такому щедрому подарку, но по факту документально квартира осталась принадлежать свекрови. Муж Александры отнесся к этому спокойно: он единственный ребенок, других наследников нет, смысла заморачиваться документами и переоформлять недвижимость нет и она не стала настаивать.

— Лариса Михайловна никогда не упрекала нас, что мы живем в ее квартире, — рассказывает девушка, — когда мы решили сделать ремонт и выбросить старую мебель бабушки, возражений с ее стороны не было. Она часто приходит к нам в гости, мы мило общаемся, но как только выйдет за порог, сразу начинает распространять сплетни. А в связи с тем, что она очень общительная и у нее много знакомых — она часами общается и рассказывает каждому сплетни про нашу семью.

— Рассказывает что попало, — обижается Александра, — однажды увидела у меня свечи от молочницы и спросила прямо, что случилось. Я ей искренне рассказала, на что она ответила, что тоже сталкивалась с этим во время своей беременности, что это из-за изменений в гормональном фоне.

А спустя неделю о диагнозе невестки знал весь город, потому что свекровь обсудила эту проблему с десятком человек:

— Надо же сколько на нее навалилось: токсикоз, узкий таз, а теперь еще и молочница. Как она собирается рожать и кто у нее родится.

— Это очень неприятно, — говорит Александра, — представьте себе, что весь город знает что происходит у меня под нижним бельем, про мой токсикоз и узкий таз.

Когда муж попытался высказать маме о её болтовне, та сделала круглые глаза:

— Я никому ничего не рассказывала! Скорее всего сплетни пошли из женской консультации, — оправдывалась свекровь.

Разбираться с матерью мужа Саша не стала, решила поберечь нервы. Но такие ситуации продолжали происходить регулярно:

— Этот шампунь покупает моя невестка, он хорошо помогает при перхоти, — говорила Лариса Михайловна своим знакомым.

И весь город становится в курсе мой перхоти — возмущается Саша, — это очень неприятно. неужели у нее нет больше тем для обсуждений со знакомыми.

— Вы что поругались? — звонит мама Саши через три дня после нашего спора с мужем насчет цвета коляски для будущего малыша, — мне знакомая рассказывала, а ей ее знакомая, которой сватья сказала, что вы, наверное, будете подавать на развод. А на самом деле мы даже не ругались тогда.

Мама Александры в последнее время научилась отделять правду от фантазий свекрови и ее додуманных ситуаций. Ведь всем и каждому не объяснишь, где правда, а где сплетни. Научилась закрывать глаза на ее рассказы и не принимать близко к сердцу ее рассказы.

Роды у Саши были тяжелыми. Было назначено плановое кесарево, но роды начались раньше и оперировать было поздно, ребенок уже вошел в родовые пути, врачи предприняли всё возможное, но возникли проблемы и у мамы, и у малыша. Ребенок со временем поправится, но ему предстоит длительная реабилитация. Сама Александра после родов долго лежала, из-за расхождения костей таза.

— Бедная невестка, — жаловалась знакомым Лариса Михайловна, — лежит, под себя ходит, вся порвалась, так тяжело родила, а внучек родился с ДЦП. И неизвестно, что дальше их ждет.

— Но это не правда! — возмущалась Саша, — но свекровь продолжает обсуждать со всеми подробности моего здоровья, даже не обращая внимания на просьбы мужа держать язык за зубами. Она совершенно не понимает, что она творит или просто прикидывается.

— А что я такого сказала? Ведь я же правду говорю, — вновь округляла глаза мать мужа, — вы же мне сами не говорите точный диагноз внука. И так все в городе в курсе всего происходящего.

— Ты бы, сватья, еще трусы Саши всем показала — не выдержала мама Александры, — и свои тоже. Чтобы была во всем откровенность.

— А что я такого секретно рассказала, о чем мы люди сами не узнали?

— Стараемся теперь не говорить ничего лишнего при свекрови, прячем от ее глаз все документы. Но она всё-равно продолжает находить поводы для сплетен. Была бы оформлена квартира на мужа,мы бы давно бы ее продали и уехали подальше, но думаю, свекровь бы и тогда нашла к чему прицепиться и придумала что-то новое, — говорит Саша, — приходит раз в неделю поиграть с внуком, а потом неделю со всеми это обсуждает. Уже весь город смеется над нами. Все в курсе, что у нас в трусах, что мы готовим и едим, чем занимаемся по ночам. Есть ли какой-то выход из этой ситуации?

— Ее сплетни уже надоели, — рассказывает Саша про свою свекровь
“Зять не дать не взять”. Год не может найти работу, живет на всем готовом