Еда хоть и была горькой, но ели ее тогда все

Папина сестра живет далеко от нас, но ее деревня расположена на опушке девственного леса, чуть дальше течет хрустальная река, воздух, как говорится, хоть ножом режь. Поэтому мы каждое лето ездили к тетке отдохнуть недельку-другую от городской суеты и насладиться природой.

Поездка всегда была утомительной, несколько пересадок и, добравшись до пункта назначения, уже не было сил даже поесть. Так было и в тот раз, когда тетя Наташа из благих намерений решила повысить мой аппетит. Ей показалось, что я слишком худенькая и постоянно недоедаю.

С утра с моим двоюродным братом мы улизнули на речку. Взрослые еще спали. Когда, накупавшись, мы пришли, тетя усадила нас за стол и насыпала по тарелке супа. Почему-то у них принято есть супа с утра, а не на обед. Брат быстро начал черпать ложкой, а я, попробовав блюдо, чуть не выплюнула его обратно в тарелку. Мама, увидев мою гримасу, спросила: «Лена, что случилось?»

Я откровенно заявила, что суп очень горький, и есть его не буду. Тетя Наташа молча забрала суп и подала жаркое. Но оно оказалось все с тем же привкусом горечи, что и суп. Тарелку со вторым я тоже отодвинула и убежала из-за стола.

Слышала, как тетя удивленно спрашивала маму, почему я не хочу есть, ведь все «с пылу с жару». Мама что-то объясняла тетке, они о чем-то спорили. День я провела на подножном корму. То брат таскал мне хлеб с вареньем, то нарвали полуспелых яблок, то насобирали голубики.

Представьте мое возмущение, когда на ужин мне опять налили все тот же ненавистный суп. Я эмоционально крикнула, что не буду есть и, едва сдерживая слезы, вышла из-за стола.

Мама молча взяла ложку и попробовала варево из моей тарелки. Сдержаться она не могла, и, отвернувшись от стола тут же выплюнула суп на грядки, дело было на летней кухне. Потом возмущенно спросила тетку: «Что ты туда кладешь, это же действительно есть невозможно!» Тетка начала объяснять, что полынь (а именно ею она обильно сдобрила суп) прибавляет аппетит, а мне она положила побольше, так как «девочка плохо ест».

Мама только руками развела: «Так ты решила ее вообще отвадить от стола?» Они немного повздорили, а потом мама быстренько сварила мне свежий суп, и минут через сорок я уже постукивала ложкой по дну тарелки.

С тетей мы помирились, она пообещала больше не применять свои «знахарские» снадобья, на том история и закончилась.

Но вернувшись домой, надо мной, когда плохо ела, мама еще долго подшучивала: «Ешь, а то полыни подсыплю для аппетита!» Я дулась, а мама с папой хохотали.

Еда хоть и была горькой, но ели ее тогда все
— Поживем немного с твоими стариками, ничего с ними не случится!