“Дети — детьми. Мне надо свою жизнь обустраивать!” (в поисках мужа, забыв о детях)

Я работаю с детьми и всегда удивляюсь, какие же мы разные родители. Кто-то живет ради детей. Я против такой жертвенности, но когда маме с папой по барабану на ребенка, это еще хуже. Надо добиваться золотой середины, чтобы и родители имели свою личную жизнь, и дети чувствовали заботу близких людей. С появлением детей наша жизнь меняется — это факт. Но наши дети не просятся сами на свет, это ваша инициатива, поэтому и несите ответственность за свои поступки. Если взрослый человек решился на продолжение рода, он нужен нести с гордостью статус родителя. Однако моего мнение не все разделяют. И именно об этом моя история.

Тетя Люда переехала к нам, когда мне было 8 лет. У нее было двое деток. Соседям женщина сразу рассказала, что она дама одинокая, поэтому находится в активном поиске мужчины. С Ирой, ее старшей дочерью, мы подружились сразу. Она постоянно нянчила младшего брата, которому на момент нашей встречи было всего 3 года.

Дочка пошла в школу, сынок — в садик, а сама тетя Люда пошла работать на завод. Ее не так интересовала зарплата, как мужчины, работающие на этом предприятии. 

Каждый вечер соседка бегала на свидания. Она звала Иру и приказывала ей ждать на улице. Вся такая расфуфыренная, яркий макияж и шлейф дорогих духов. Ключи она дочери никогда не оставляла, чтобы никакой беды не случилось. Как-то неприятный инцидент таки произошел. Ира искупала брата и легла с ним спать, а воду закрыть в ванной забыла. Соседи снизу пришли домой, а там потоп. Тетя Люда пришла уже под утро. Как же она кричала на дочку! Вот с тех пор и велела ей ждать мать на улице, независимо от того, какая погода.

Мы гуляли часов до 8 всем двором, а потом расходились по домам. Из окон доносился запах вкусного ужина, голоса героев из любимых мультфильмов и теплые семейные беседы. А Ира с Андреем оставались одни на лавке, качались на качелях и грустно вздыхали, поглядывая в соседские окна. На каникулах нам родители разрешали гулять допоздна, поэтому мы подругу никогда не оставляли одну. Соседи стыдили тетю Люду за безответственное материнство, но она пропускала все упреки мимо ушей.

— Я женщина молодая, мне нужен мужик хороший рядом. Дети построят свои семьи и уйдут, а что мне потом делать? — отвечала всем она.

Ира одевала, кормила, ухаживала и воспитывала младшего брата. За все годы она ни разу не появилась во дворе без Андрея. Он часто портил нам все игры, но прогнать его мы не могли. Многие дворовые ребята злились на Ирину:

— Отведи его домой!

— Не могу! Мама не разрешает.

Иногда у Иры и Андрея появлялись “папы”. Правда, длилось это недолго, они очень быстро менялись. То местный сантехник, то начальник цеха на заводе, то Серега-алкоголик. Последний продержался больше всего — целый год жил с тетей Людой.

Дети росли вот в такой атмосфере. Потом наши пути с Ириной разошлись. Когда я вернулась в родной городок, чтобы навестить бабушку, узнала, что у Иры уже трое детей, муж-алкоголик и никаких перспектив в плане карьеры. А ей то было всего 22 года! С мамой она связь не поддерживала. Младший брат вообще пропал без вести — никто о нем ничего не знает.

А тетя Люда до сих пор жизнь свою устраивает, хотя давно из категории “кому за…”. 

“Дети — детьми. Мне надо свою жизнь обустраивать!” (в поисках мужа, забыв о детях)
Семья чуть было не разрушилась из-за крупного квартирного вопроса