Чужие роднее, чем свои

Сынок приезжает ко мне не часто, он служит очень далеко от меня, и бывает только в отпуске. Вот и в этот раз, приехал на побывку, уставший от службы и бесконечных забот о подчиненных. Я, как обычно, не напрягала его своими мелкими домашними заботами, как-нибудь потом разберусь, старалась дать сыну отдохнуть.

Накормив очередным ужином, посидела с ним у постели, а когда уснул, мысли унесли меня в те далекие годы, когда мы жили по соседству с тетей Мариной. Наша квартира была через стену от ее небольшой однушки, тетя Марина жила в соседнем подъезде. Она, сколько помню, всегда была одна, уже потом, когда мы с ней подружились, я узнала, что ее семья, муж и дочь погибли в аварии, а после того она не захотела ни с кем налаживать личную жизнь.

А мы жили вчетвером в трехкомнатной квартире. Пока я и брат учились в школе, все было, вроде бы сносно, правда, я замечала, и с возрастом все больше, что мама относится ко мне не так, как к брату. Она придиралась по мелочам, срывала на мне злость, словом, я была для нее каким-то громоотводом плохих эмоций.

Красивой внешностью Бог меня не наделил, в школе я никогда не пользовалась вниманием мальчишек, и в сознании сформировался комплекс неполноценности, что я никому не нужна…

Брат был старше меня на четыре года, после окончания техникума привел к нам в квартиру молодую жену, вот тогда-то и начались мои настоящие проблемы. Уже через два года у них было двое сыновей-погодок, в квартире вообще стало невозможно жить таким колхозом. Я тогда училась в медицинском училище, просила заведующую дать мне комнату в общежитии, но иногородним такое благо было не положено, поэтому приходилось терпеть и ждать. Ждать неизвестно чего…

Уже работая медсестрой, я сошлась с разведенным мужчиной. Он был намного старше меня, но зато я смогла уйти из родительской квартиры. Любви между нами никакой не было, я старалась просто поддерживать ровные отношения, хотя часто это было нелегко.

Беременность была неплановой, мой сожитель, узнав о будущем прибавлении, просто выставил меня за дверь, а идти, кроме квартиры, в которой выросла, было некуда. Конечно, и родители, и брат просто взбунтовались, увидев меня, да еще в «интересном» положении. Мать орала об аборте и общежитии, брат тоже не отставал от нее, и я, послушав их вопли, подумала, что будет лучше, если я действительно избавлюсь от плода…

Спустившись во двор, со слезами на глазах, собиралась было уже идти в женскую консультацию, но меня остановила тетя Марина:

— Давненько тебя не было видно… А чего ревешь? Ну-ка, выкладывай, пошли, у меня пироги дома, там и поговорим!

Она буквально затащила меня к себе, а узнав о реакции родных, покачала головой:

— Эх, ничему-то Галину (мою мать) жизнь не учит… Разве можно так? Вот что, моя милая, оставайся-ка ты у меня, как-то помиримся, а об аборте и думать забудь! Работай, уходи в декрет, и будем с тобой малыша вместе нянчить. Договорились?

Я опять разревелась, но на этот раз – от полноты чувств к тете Марине и от того, что выход все-таки нашелся.

Какое-то время мать доставала и меня, и мою спасительницу, по двору поползли слухи о том, что меня выгнали из дому, и на мать многие стали смотреть косо. Постепенно все утряслось и страсти успокоились, но с родными я общаться перестала, мы даже старались избегать встреч друг с другом, хотя жили в одном доме.

Стараниями тети Марины, все у меня сложилось хорошо. Я родила здорового мальчика, того самого, который сейчас с трудом помещается на кровати, тетя Марина мне помогла с ним, чтобы я могла побыстрее выйти на работу, да и потом частенько забирала Максима из садика, став для него настоящей бабушкой. А родная бабушка не захотела даже знакомиться со своим внуком…

Время шло, когда сын уже учился в военном училище, тетя Марина умерла, оставив нам с сыном свою квартиру. Вскоре после этого ушла из жизни и моя мать. Брата после очередной нервотрепки на работе разбил инсульт, и только тогда вспомнили обо мне. Наверное, и не вспомнили бы, если бы я не работала медсестрой. Брату нужно было ставить ежедневные системы и делать уколы. Хоть и не хотелось, но пришлось этим заняться. Его жена хотела, чтобы я уволилась и стала для брата постоянной сиделкой, но я отказалась. Пускай теперь решают свои проблемы сами, как, в свое время, решала их я…

Тете Марине я благодарна до сих пор, если бы не она, мне бы не было кого встречать в моей небольшой уютной квартире, не кого было бы ждать, и не для кого было бы жить…

Чужие роднее, чем свои
Чуть не превратили свою квартиру в камеру хранения