Через два месяца после родов моя жена просто сбежала из дому от детей

С Натальей мы поженились в достаточно зрелом возрасте. Мне – за тридцать, ей – немного меньше. Прекрасные отношения, все, как говорится по плану – конфетно-букетные месяцы, свадьба, путешествие…

Вернувшись домой, начала обустраивать наше семейное гнездышко. У меня были кое-какие сбережения, и, пока мы бороздили воды Средиземного моря, риэлтор подобрал нам подходящую квартиру. Там было все, как мы хотели, т.е., ничего не было, просто идеальные оштукатуренные стены и потолок и теплый пол. Дальше мы все хотели делать сами.

Трудились мы месяца два, и тут я начал замечать, что моя «напарница» стала слишком быстро уставать. За ужином, в шутку, спросил, не ожидается ли у нас пополнение? Жена разрыдалась и кивнула головой. Я ее обнял и постарался успокоить:

— Ну, это же замечательно! Представляешь, как у нас с тобой будет здесь весело?

Но жена воспринимала все иначе:

— Ага, весело, мне вот, девять месяцев веселиться, потом рожать, а потом опять веселиться по ночам!

Никакие аргументы, что все семьи через это проходят не действовали. А тут еще супруге залетела в голову навязчивая мысль: «А вдруг двойня?» Рыдания вышли на новый уровень, но все основные проблемы у нас были впереде.

С горем пополам я убедил жену, что рожать нужно, что дети – это от Бога, что особенно первая беременность очень важна для женщины… Словом – начали мы ходить беременными. Я не преувеличиваю, именно «мы», так как мне нужно было сопровождать жену везде, иногда даже в ущерб работе.

И вот день УЗИ по определению пола. Жена вышла из кабинета с таким лицом, будто исследование показало что-то невероятное. Я осторожно подошел к ней и спросил:

— Кто? Мальчик?..

Жена глянула на меня отсутствующим взглядом:

— Мальчик… Три…

Я усадил ее на стул, взял из рук описание и обалдел – действительно, у нас будет три сына! Только вот, наши с женой эмоции по поводу этого были прямо противоположными.

Оставшиеся месяцы жена проходила мрачная, как туча. Я старался ее убедить, что ее настроение может сказаться на детях, но будущая мама только отмалчивалась.

Роды прошли хорошо, чуть раньше, чем ожидали, но мальчишки дружно закричали, побыли лишнюю неделю под наблюдением врачей, и мы прибыли домой.

Чтобы жене было легче управляться с детьми, я попросил мою маму пожить с нами. Получился паритет – три на три. Но, если мы с мамой возились с нашими карапузами с удовольствием, хоть и сильно уставали, то жена все делала автоматически, добросовестно отрабатывая только во время кормления.

А через пару месяцев нас ждал сюрприз. Молодая мама решила просто сбежать, сказав, что не может больше жить в этом «дурдоме». Ни я, ни моя мама не могли ее уговорить остаться, даже наша боевая троица мальчишек, очень тогда нуждающаяся в маме, не склонили мнение в свою пользу.

Жена ушла. А мы с мамой завертелись с пацанами еще быстрее. Теперь добавилась детская молочная кухня, меньше приходилось спать, но все равно, с каждым днем мы постепенно выравнивали ситуацию. Мальчишки начали ползать, сами себя развлекать, нам оставалось только следить, чтобы они не «разбегались» во все стороны. Правда, выход на улицу был проблематичным, пока всех соберешь, можно было с ума сойти…

В тот вечер мы собирались в семейном кругу отпраздновать первый юбилей наших деток, годовщину их рождения. Неожиданно позвонили в дверь. На пороге стояла… жена! Она была с тортом, в руках – пакеты с игрушками.

Виновато извиняясь, Наталья поздравила с именинниками и спросила разрешения пройти. Я отрицательно покачал головой:

— Зачем? Вспомнила о детях? А они тебя совсем не знают.

Я закрыл дверь. Настроение было испорчено. Мама пару минут повертелась вокруг меня, а потом решительно распахнула дверь:

— Так, давай, больше о детях думай! Догоняй жену и приглашай за стол!

Нехотя я спустился вниз. Наташа сидела около подъезда и плакала. Я присел рядом. С полчаса мы молчали. Потом, слово за слово начали говорить…

Вечер закончился мирно. Мама играла с детьми, они, чувствуя, что это не чужой человек, окружили ее и показывали свои машинки, карандаши, книжки… Я, конечно, не мог так быстро переключиться на то, что жена «передумала». Надеюсь, мы сможем опять наладить отношения, в первую очередь ради наших замечательных сыновей.

Через два месяца после родов моя жена просто сбежала из дому от детей
— Ну, извини! Мы же не знали, что ты — принцесса! — сказала мне моя свекровь