— Аня, мне нужно уехать на несколько месяцев за границу. Можешь взять Мишеньку к себе?

Аня, мне нужно уехать на несколько месяцев за границу, я получила очень хорошее предложение работать в Италии. Можешь взять Мишеньку к себе? — задала вопрос сестра.

Валя, я бы с удовольствием, но ты ведь знаешь, как нам трудно приходится. Ну как мы еще с одним ребенком? — возмущенно ответила я.

Я всегда была возмущена легкомыслием Вали. На протяжении всей своей жизни она жила в свое удовольствие, не думая о других. Вот и сейчас ее не волновало благополучие собственного сына.

Я убеждена, что Валентина даже не знает, от кого родила Мишу. По крайней мере, мы точно не знали. Она просто заявила о своей беременности и что намерена рожать, не думая о том, как в одиночку будет поднимать сына на ноги.

Аня, я же прошу содержать Мишу за свои деньги. Ежемесячно я буду перечислять вам деньги, которых хватит на то, чтобы содержать сына. — сказала Валя.

Я не знаю, нужно с Игорем обсудить это. И с дочерью. — ответила я.

Ладно, договорились, завтра тогда созвонимся. Просто не хотелось бы оставлять Мишу в приюте. — сказала Валя и ушла.

Разговор с мужем выдался тяжелым. Игоря не обрадовала идея Вали. Но когда я объяснила, что сестра будет давать деньги на содержание племянника, скрипя зубами, муж дал свое согласие.

Валя улетела в Италию. Первые месяцы она, действительно, перечисляла деньги, а потом вообще исчезла. Звонков от нее не поступало. А спустя почти год я получила от Валентины письмо, в котором она писала, что вышла замуж и не вернется. Игорь был в бешенстве, потому что приходилось кормить Мишку за свой счет. Между нами начались скандалы. Было жаль племянника, ведь он так скучал по маме. Я не знала, как быть дальше, ведь Игорь был против, чтобы Миша остался жить с нами.

Так и вышло. Игорь поставил мне ультиматум: либо они с дочкой, либо Миша. Тогда я приняла решение оформить племянника в детский дом.

— Мишенька, я хочу отвезти тебя в один большой и хороший дом, где много детей, там тебе будет лучше чем с моей семьей. А по выходным я обещаю приезжать к тебе с гостинцами. Что скажешь, ты согласен? — спросила я, а у самой сердце сжималось.

— Да, тетя Аня. Пусть будет так. А я маму скоро увижу?

—Хочется верить, что скоро!

Через неделю Миша уже был в детском доме, я понимала, что для него это лучше вариант, чем жить в моей семье, где ему открыто не рады мои муж и дочь.

Годы шли, дочка выросла, обзавелась своей семьей и переехала в другой город. Я очень начала сдавать в плане здоровья. После обследования стало известно, что у меня онкология. Но прогнозы врачей были утешительными.

Когда я рассказала обо всем Игорю, его реакция была абсолютно безразличной. Он сказал даже, что вряд ли сможет найти время, чтобы меня навещать.

Было до боли обидно, что он так равнодушен к моему горю. Дочь точно также отнеслась, когда услышала о болезни.

В больнице я была на протяжении двух месяцев, после курса химиотерапии и операции мне стало гораздо лучше. За все то время мои родные ни разу не навестили меня. А когда меня выписывали, я набирала мужа по телефону два дня, но он так и не ответил на звонки. Приехав домой, я обнаружила записку от мужа, в которой он писал, что ушел к другой женщине и чтобы я его не искала. Я присела на стул и громко разрыдалась.

На следующий день я проснулась от того, что кто-то неустанно звонил в двери. Обрадовавшись, что это дочь приехала навестить меня, помчалась в коридор. Это был Миша.

Тетя Аня, родная, ты куда пропала? Я так беспокоился? Где же ты была? — с порога спросил он, крепко меня обняв.

Мишенька, проходи, милый. В больнице была я.

А что стряслось? Ты как себя чувствуешь?

Уже все в порядке, нет повода для волнений. — ответила я.

Ну хорошо раз так.

Как твои дела? Пойдем чай пить. — предложила я.

Да все хорошо, учусь, вот параллельно подрабатываю по специальности.

Миша, а не хочешь ко мне переехать? Все же лучше, чем в общежитии. — сказала я.

А как же дядя Игорь? Он ведь будет против? — удивился Миша.

Ушел он от меня. Так что, переедешь?

Миша согласился. Зажили мы хорошо с ним. Обидно было только, что близкие отвернулись от меня в трудную минуту, а мальчик, которого я ради них отдала в детский дом, искренне переживал и заботился обо мне.

Как Миша, выросший в детдоме, стал хорошим и добрым человеком, в то время как родная дочь, в которую я вложила всю душу, выросла равнодушной и черствой…

— Аня, мне нужно уехать на несколько месяцев за границу. Можешь взять Мишеньку к себе?
Когда у меня в жизни вроде более-менее все наладилось, мама решила влезть со своими советами