Моя подруга стала мамой и изменилась на глазах. Не знаю, как ее спасти

Возможно, кому-то мой рассказ покажется странным, но все же мне кажется, что моя подруга после родов стала “с приветом”. Скорее всего, так сказалось на ней новое окружение. Мы дружили с детства. Обе активные, красивые, любящие дискотеки и веселья. За учебниками мы не сидели, отдавали предпочтение макияжу и девчачьим сплетням.

Я вышла замуж в 20 лет, так как забеременела. Муж хорошо зарабатывал, поэтому я могла с легкостью наслаждаться материнством. Кстати, в нем я не нашла ничего сложного:

стирать можно в машинке;

лечить можно в больнице;

гулять можно с коляской;

купаться можно с папой;

кормить можно по требованию, а не через силу.

Ничего катастрофического в материнстве, как видите, нет. Подруга же смотрела на сына, как на инопланетянина. Она считала, что быть мамой — это слишком сложно и тоскливо. Я пыталась развеять этот миф, ведь у матерей не все потеряно, дети растут быстро.

Муж мне попался понимающий. Он и ребенком занимался, и по дому помогал, и отпускал меня на гулянки с подружками, когда видел мою усталость. Да и я его возле юбки не держала. В один из таких выходов в свет Ирина и познакомилась со своим женихом.

Они сыграли свадьбу, но над ребенком долго “работали”. Они обошли всех врачей, даже народную медицину пробовали. И вот когда подруге исполнилось 30 лет, ее мечта сбылась. И с тех пор мне даже видеть ее не хочется.

Ирина изменилась мгновенно. Я понимаю, что она долго мечтала о ребенке, но это был явно перебор. Она даже в гости никого не звала, чтобы никто болячку какую-то не принес или не разбудил ее спящую дочку. Она намывала полы по триста раз, чтобы у дочки не было аллергии на пыль.

Она перестала звонить, писать, вечно ходила с кислой миной. Мне даже встречаться с ней не хотелось, ведь она была вечно чем-то недовольна. Даже если она и звонила мне, то темы ее разговоров желали лучшего:

стул плохой, бежать к врачу?

опасно ли кормить смесью?

почему дочка не спала? зуб или сглаз?

Естественно, общение с ней мне не приносило никакого удовольствия. Зачем устраивать трагедию из-за каждой мелочи? Она вычитывала все в интернете и придумывала себе страхи. 

А знаете, откуда она черпала информацию? От колясочных приятельниц! Как же мой сын выжил, если я над ним не тряслась и в памперс не заглядывала? Короче говоря, нашей дружбе пришел конец. Теперь я вижу ее только в компании мамочек с колясками. 

Как-то я поздоровалась с ней возле подъезда. И слышу, как ее собеседница спрашивает: “Это та ненормальная?”. А она головой кивает.

Я пришла домой бешеная. Позвонила ей и прямо спросила, почему это я ненормальная.

— Ты неправильно все поняла. Я просто подруге рассказывала, как наши с тобой мнения по поводу воспитания детей расходятся. Вот с ней у нас идентичная позиция. Она, кстати, будет нашей крестной, — ответила она.

Пусть я буду психопаткой, но в родственники набиваться не собираюсь. Ее жизнь — ее решения. Конечно, ревность присутствует, но насмешки и предательство я терпеть не собираюсь. Я выбираю другой путь.

Моя подруга стала мамой и изменилась на глазах. Не знаю, как ее спасти
Я поставила своему мужу условие: или мы будем жить у моих родителей или просто разведёмся…